• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:15 

Постмодерн подсмотрен
Выбросился из окна новосибирский поэт Виктор Iванiв. Ему было 37 лет.

Последнее стихотворение (от 23 февраля):

Иллюминация на площади от солнца
на площади базарной и от снега
по ней как раз проходит рота негров
в солдатской форме ветер прочь несется

что это цирк иль вправду новобранцы
не отличить мороз едва бредет
и солнца в головы кладут протуберанцы
покуда сталь в глазах померкнет и пропадет
запись создана: 25.02.2015 в 17:50

@темы: IRL, поэзия

17:19 

Постмодерн подсмотрен
В День защитника Отечества петербургские активисты развесили в метро антивоенные плакаты, сделанные в виде детских рисунков.



читать дальше

@темы: Вконтакте, IRL

21:07 

Теллур

Постмодерн подсмотрен
Многие слова стираются от частого обращения, обрастают смыслами и нюансами смыслов, начинают сами себя отрицать в разных контекстах и между ними сложно установить какие-то связи, очертить общее смысловое поле нескольких понятий. Например, "Бог, религия, наркотик, гиперреальность, культура, сакральное, свобода, ценность". Как это всё соотносится между собой? Рационально понять это непросто, проще ощутить, заменив все эти слова некой (мета)метафорой, в которой нераздельно и неслиянно будут находиться все смыслы. Вот, например, Стругацкие придумали слег и ритуал его употребления. Это характерная для Стругацких метафора, и покрывает она лишь часть смыслов. Это прежде всего о тупиках техногенной цивилизации, об опасности гиперреальности, о несвободе.

Сорокин придумал свою (характерную именно для его эстетики) метафору — теллур. Теллур звучит причудливо и загадочно. Неподготовленному человеку о нём мало что известно. Этимологически он восходит к латинскому слову "земля" (теллурийцы — землеёбы). Не знаю, какой в этом смысл, но даже в обратную сторону это слово выглядит как "руллет". Ритуал употребления теллура выглядит жутко, с возможным летальным исходом (не то что спокойный слег). Вокруг ритуала возникает целая профессиональная субкультура. Так кристаллизуется метафора.

Теллур — это не просто нечто мистическое или сакральное, или наркотическое, или виртуальное, или некая ценность, или некие блага цивилизации. Ничто из этого в полной мере, но всего понемногу. Как у Борхеса Кафка позволил найти в ранее несоотносимых авторах общее, "кафкианское" (тем самым, сформировав себе собственных предшественников, о чём была главная мысль Борхеса), так и теллур позволяет выделить нечто общее у заявленных категорий, то, что нельзя обозначить словом, но можно ощутить метафорически. Иначе говоря, теллур оказался тем, что я называю полем, новой цельностью.

В 49 главах романа представлены разные ракурсы разных модификаций теллура: от прямого текста о свойствах теллура и тонкостях его употребления до беглого упоминания о пустом теллуре как материале для украшений. Таким образом и разворачивается метафора, соединяя собственные смыслы.

Но главное отличие теллура от того, с чем он ассоциируется — его нетоталитарность. Сакральное, наркотическое, аксиологическое, гиперреальное без тоталитарности, гибкое, подходящее каждому лично, не навязывающее свою волю, но высвобождающее волю того, кто его принял (каждому нужно искать индивидуальное место на голове для гвоздя). Как роман лишается навязчивой композиции, превращаясь в сборник незаконченных историй, а Россия перестаёт быть империей, распавшись на мелкие страны, так и основные культурные ориентиры лишаются жёсткой принудиловки, одаряя персонажей кайфом зависимости от свободы. Но в отличие от апатичного слега, теллур строить и жить помогает, он не уводит безвозвратно в область виртуального, а формирует реальность. В этом отношении теллур одновременно утопичен и дистопичен. 50 глава иллюстрирует свободу от зависимости от свободы, перезапуск культуры без теллура, выход из этой у-дис-топии в реальность-как-она-есть. С этой главой можно много спорить, как и с необходимостью этой слишком навязчиво-моралистической главы, но посыл ясен. Именно об этом говорил Кузьмин, рассуждая о том, что Сорокин всё же направляет читателя, указывает выход из романа.

Самая мякотка — пройтись по главам и отдельно выделить функции теллура в каждой, а потом взглянуть на результаты с высоты птичьего полёта. Чем я, наверно, и займусь.

@темы: проза, книги, размышления

23:59 

Постмодерн подсмотрен
Что касается результатов премии НОС. Обзор дебатов жюри от Льва Оборина

Я тоже сперва удивился тому, что премия не досталась Теллурии. Но в конце концов я понял и принял суть жеста вручения премии не-Сорокину. И сегодня совершенно в унисон с моими соображениями я прочитал аргументацию Дмитрия Кузьмина, вот здесь. Собсно, Сорокин завоевал читательский приз, и тут всё было изначально ясно — и это и есть главное признание. Сорокин достаточно известен, популярен даже, вместе с Пелевиным он образует классическую бинарную оппозицию русской литературы. Он на гребне волны, умеет, могёт, ну и хорош, подвинься, чувак. Есть другие интересные добротные писатели, на которых тоже не мешало бы обратить внимание. В тени Сорокина это сложновато. А через механизмы легитимации, через премии — это какой-никакой, но шанс. То, что Сорокин уже легитимирован в достаточной степени, ясно, пусть и для масс (и самими массами) из него создан некий жупел. Цветкову в этом отношении премия нужнее.

@темы: проза, ссылки

13:54 

Постмодерн подсмотрен
Встретил у поэта Андрея Полякова: своего рода следующий этап существования мнимой прозы — повторное членение. Если мнимая проза — это рифмованная силлаботоника, спрятанная в прозе, то стихи Полякова — это та же силлаботоника, спрятанная в верлибре. Вот, например:

Неплохой из моих друзей говорил:
«Извини, Андрей, только всё, что ты
сочинил, это разная ерунда, словно
Волга впадает в Нил или в Тибре
горит вода!» Я ответил на это что?

Я поднял воротник пальто. Я перчатки
руками снял, сигарету огнём зажёг
и подумал, что всё хуйня, всё хуйня —
вот такой стишок


Которое по идее должно быть разбито так:

Неплохой из моих друзей
говорил: «Извини, Андрей,
только всё, что ты сочинил,
это разная ерунда,
словно Волга впадает в Нил
или в Тибре горит вода!»

Я ответил на это что?
Я поднял воротник пальто.
Я перчатки руками снял,
сигарету огнём зажёг
и подумал, что всё хуйня,
всё хуйня — вот такой стишок

@темы: поэзия

14:51 

Постмодерн подсмотрен
В мультфильмах для меня часто визуальный элемент оказывается не то чтобы важнее, но как бы увлекательнее повествовательного. Точнее, как в поэзии, внезапно увлекает не "повествование-за-языком", т.е. выдуманный мир и история, сюжет, хронотоп и прочее, а "повествование-о-языке" — само изменение языка, материала, его история. Только в поэзии это поверхность речи (акустическая, визуальная, композиционно-графическая), а в мультипликации — поверхность изображения, анимированная визуальность. Причём с кино редко так бывает, там чаще завлекает именно значение, глубина языка, сюжет, мир, герои и, в конце концов, интерпретации. Визуальность мультфильма увлекательнее, потому что она более гибкая и заметная, даже если это флеш-анимация или покадровая анимация в пластилиновых и кукольных мультах (или оживление вещей у Бардина). Там увлекателен процесс изменения вещей. А вот 3-D уже не обладают такой увлекательностью, и моё отношение к 3-D схоже с отношением к кино. Причём, это лишь в качественных 3-D, как у Пиксар или ДримВоркс. Всякое же говнотридэ кроме отвращения ничего не вызывает. Вот почему мне ненавистны переходы рисованных мультов в 3-Д: вся очаровательность визуальности испаряется. В какую хуйню превратили рисунок "Пчёлки Майи", абсолютно похерили всю милоту Смешариков, изначально весьма недурно рисованные мульты Монстр Хай превратили в убогое говно с самым примитивным 3-Д (подозреваю, что это для пущего сходства с куклами), даже про паровозика Томаса интересней смотреть было, когда там всё было кукольным.. Хотя тоже бывают исключения.

Вот, например, есть серия таких детских агиток про ОБЖ "Аркадий Паровозов". Там вроде бы убогое 3Д с лихвой компенсируется особым подходом к выстраиванию изображения и анимации: имитируется съёмочная площадка и всякие механизмы анимации, и за вот этими механизмами интересно следить: как падение с высокого этажа показывают путём подвешивания изображения пацана на ниточке и прокручивания на заднем фоне ленты с нарисованным домом; как полёт изображается с акцентом всех ниточек, за которое подвешено изображение, и механизма, крутящего это изображение вокруг себя; да даже классно смотреть, как кипяток, плеснувший из кастрюли, изображается раскручивающимися полосками полиэтилена.

И уже неважно, насколько незамысловат сюжет, неинтересны все эти сентенции Паровозова — всё поглотила визуальность.

Но особенно интересны мульты, где история-о-языке берётся вообще за основу, формирует сюжет мультфильма, он на визуальности и держится весь. Это и мультики Бардина, и Ивана Максимова, и студии Пилот, и, например, такой офигенный мульт, как "Падал прошлогодний снег" Татарского: вот эти все пластилиновые трансформации увлекают безоглядно и составляют основу мульта (в отличие от изначальной иллюстративности "Пластилиновой вороны", например, хотя там тоже интересно).

Мандельштам очень радовался звуковому кино, даже стихотворение о фильме "Чапаев" написал. Но, думаю, он влюбился бы в эту откровенную визуальность мультфильма — родного брата его поздней поэзии, где тоже поверхность речи увлекательнее её глубины, но вовсе не самоценна. Виноградное мясо и пластилин Татарского (выкрутасы Бардина) — явления одного плана.

@темы: размышления, поэзия, мульты

18:29 

Постмодерн подсмотрен
[мандельштаму]

водой щебечет в раковину
кран
что твой щеглёнок
из клюва в расковырянную
рану

@темы: поэзия

21:00 

Постмодерн подсмотрен
С электронной сигаретой ритуал курения уже не тот, и это немного разочаровывает.

В курении настоящих сигарет ритуал имеет чёткие границы: начало, связанное с закуриванием, и конец, связанный с тушением. Эти границы — тоже важные составляющие ритуала. И именно их нет в электронке. Её я могу в любой момент поднести ко рту и затянуться, в любой момент же могу убрать в карман. Что по сути и происходит чаще всего. Кроме границ есть ещё, как бы выразиться, понимание этих границ, что ли. Уменьшение сигареты как сигнал к окончанию ритуала. Это некая психологическая подготовка к окончанию — видеть, как меняется сигарета. Думаю, это тоже важно для наслаждения ритуалом.

@темы: IRL

23:41 

Постмодерн подсмотрен
Сегодня чот настроился на Наше радио, а там Хелависа поёт

У века каждого на зверя страшного,
Найдется свой однажды Волкодав


Я хз, откуда взяла этот мотив Хелависа, хз, как и в каком ореоле воспринимают эту песню феечки, слушающие Мельницу, я вообще в первый раз эту песню услышал.

Но для меня как человека, культурная кровь которого пресыщена Мандельштамом, слова "век" и "волкодав" рядом отсылают именно к нему, но имеют далеко не радужные коннотации. Мне на плечи кидается век-волкодав. Правда, филолог Хелависа это так странно интерпретировала или чо? Зачем в кучу штампов, из которых состоит песня, это вплелось? Я обиделсо на эту песню, кароч.

@темы: IRL, поэзия

09:29 

Постмодерн подсмотрен
Уважаю посонов. Свежая обложка:


@темы: "...а мы смеёмся", IRL, картинощки

21:59 

Сумерки — Свой Чужой

Постмодерн подсмотрен
Пересматривал каноническую тетралогию про Чужих, и в четвёртой части возрождённая Рипли мне стала кого-то напоминать. Бедная эмоциональность, замороженность, тупое выражение лица, чёрные мышиные глазки... Это же Белла в исполнении Кристен Стюарт!

Ну а что. История Сумерек — это история о том, как Чужой становится Своим, не представляет больше опасности, а тотальная война против/из-за него сменяется каким-никаким миром.

Хотели того многочисленные авторы обоих сериалов или нет, а их фильмы яро полемизируют друг с другом, начиная от историй создания и заканчивая скрытыми пропагандистскими интенциями. И делают они это через общий сюжетный ход: героиня рожает НЁХ, умирает и воскресает, становясь при этом сама полу-НЁХ.

читать дальше

@темы: размышления, кинцо, "...а мы смеёмся"

16:03 

Постмодерн подсмотрен
Если срач об авторстве "Немытой России" выходит из области истории литературы в область политики, то срач о прочтении 10 строки "Чёрного человека" Есенина ("на шее ноги/ на шее ночи") — в область эстетики и (анти)герменевтики. Поборники чистоты поэтической мысли (т.е. нормативной прагматики, как бы это странно ни звучало относительно поэтического текста, иначе говоря, речь о референции) и обязательной проницаемости текста для интерпретации, разумеется, сопротивляются такому "странному" образу, и это происходит либо путём его критики (может, и с каким-либо оправданием Есенина, мол, невроз у чувака был, но, как бы то ни было, образ рассматривается в отрицательном ключе), либо путём отрицания его факта — тогда и возникает "шея ночи" (точнее, голова, маячащая на шее ночами): удобное решение, рационализация образа.

Сегодня, имея в распоряжении феномен "новой искренности", примеры герметичных, неинтерпретируемых текстов и антигерменевтические подходы к восприятию, смириться с шеей ноги как-то легче, штоле. Да, может, в таком референциальном разрыве и виноват невроз, но оценивать подобный финт как нечто негативное необязательно.

@темы: поэзия, размышления

16:48 

Постмодерн подсмотрен
Некоторые сетевые "критики" вызывают недоумение. То есть, не те, которые совсем малым уровнем компетенции обладают, с них малый спрос. Но вот бывает, очевидный факт, явно известный критику, тупо игнорится. Я, конечно, сам поддерживаю релятивность мнений, эстетические парадигмы, вот это всё, но некоторые сильные перегибы меня коробят.

Критик без особых погрешностей (так, по мелочи) строит ритмическую схему стихотворения, которая по классификации явно соответствует нерегулярному (разноударному) дольнику — вполне частотной тонической организации современной массовой поэзии (в частности у армии эпигонов верочки, к коей, по всем признакам, принадлежит разбираемый автор). И тут критик такой: "Что это? Тонический стих? Силлабический <это при отсутствии изосиллабики-то, лол>? Мне кажется, что это кривая неумелая силлабо-тоника".
Ну йобана...

@темы: facepalm.jpg, поэзия, практика критика

15:09 

Постмодерн подсмотрен
Несколько дней был практически без инета. Зато провёл их с пользой. Я взял в руки бумажные книги (хоть это и обычная фэнтезня). И посмотрел пару интересных фильмов.

Посмотрел я:

Бесславные ублюдки

Как приручить медведя

О книшках позже, когда дочитаю

@темы: книги, кинцо

16:23 

Постмодерн подсмотрен
Музыковедческий анализ прозы (Гоголя и Платонова

Как и автор статьи, я не разделяю утопических мечтаний Брагиной об объективности и всеприменимости музыковедческого анализа. Исследовательская субъективность помимо отмеченных рецензентом случаев проявляется ещё в явном телеологическом подходе к метатексту Гоголя. Композиция симфонии естественно телеологична, она строится при условии осознавания композиционного костяка, знания начала и конца симфонии, как и любой нарратив, она возникает из некоей финальной точки и структурирует элементы в соответствии с предшествующими и последующими. Метатекст Гоголя так строиться явно не мог: Гоголь времён Диканьки не мог знать о Мёртвых душах. Метатекст Гоголя писался исключительно детерминированно. Кроме того, никакой метатекст не может быть законченным и цельным, поскольку он обрывается случайно — по смерти писателя. Всякая возможность рассмотрения метатекста как композиции есть интенция исследователя, а вовсе не объективно присутствующая имманентность. Она возникает благодаря временнОй дистанции исследователя от метатекста и владению исследователем сложившегося метафорического аппарата (в данном случае — симфонической композиции, которой Гоголь не мог знать). Метатекст, рассматриваемый целиком как сложившийся, оказывается уподоблен симфонии — и это чисто субъективное действие исследователя, находящегося внутри своей современной исследовательской парадигмы.

Но всё же как метод, как инструмент анализа, мне понравилась одна вещь:

Анализируя платоновские тексты, Н.Н. Брагина воспринимает “существительное, особенно в случаях, когда оно выступает в роли подлежащего <…>”, как “явный аналог тоники в предложении музыкальном” (П., с. 79); глагол или любой предикат, являющийся выражением “функции действия, движения, — аналогичен доминанте” (П., с. 79); “прилагательное же в этой системе выполняет функцию хроматизма <…>, обогащая <…> эмоциональную сферу высказывания” (П., с. 80).

Подталкивая читателя к различению в сочинениях А.П. Платонова того, что неразличимо обычным, не музыкальным, слухом, исследователь выделяет в ряду развернутых стилистических построений устойчивые — “тонические”, динамические — “доминантовые”, насыщенно-эмоциональные — “хроматические”. “Преобладание существительных, короткие предложения с акцентом на подлежащем создают (в литературном тексте. — С.Л. ) образ жесткой, уверенной в себе силы <…>, — пишет исследователь. — Если же в определенном фрагменте текста явно подчеркивается преобладание глаголов и глагольных форм, то сам синтаксический ряд создает ощущение сгустившейся энергии, устремленности движения. Избыточность определений создает вязкий, тяжелый, чувственный колорит, ощущение потери устоя, погружения в бессознательный эмоциональный поток. Стилистически изобилующий прилагательными текст эквивалентен романтическому стилю в музыке, создающему атмосферу Sehensucht” (П., с. 80).

@темы: проза, размышления, ссылки

16:42 

Постмодерн подсмотрен
14:12 

Постмодерн подсмотрен
Постсоветское состояние культуры как форма афазии

Постсоветский постмодернизм в этой статье представлен как язык преодоления отсутствия языка, преодоления афазии. Очень интересное наблюдение, на мой взгляд.
Однако тут тоже очень важно нащупать эту грань между пост- и нео- (которая очень зыбкая и не историчная, не стилевая, а интенциональная, оттого постмодернизм и неомодернизм могут быть двумя концами одной палки, в этом отношении текст может являться той самой орлешкой, в которой стороны просвечивают друг сквозь друга). Потому что представленный в статье пример с сетами Рождественской — это скорее пример неомодернизма. Тот момент, когда автор не может прямо говорить на скомпрометированном языке и выражается опосредовано, включая себя в дискурс. Хотя здесь авторское направлено на персонажей, то есть, мифологизацию реальных личностней. Но в отличие от расслаивания образов в постм. происходит процесс единения человека с маской, как в неом. Персонаж идентифицирует себя с образом.
В этом смысле показателен пример с мобильником и его отсутствием: эта ироничная деталь характерна для постм. дискурса; избегая подобной ироничности и стремясь к искренней реконструкции, Рождественская работает в неом. ключе.

Дадаизм в творчестве Летова

Такая вот статья. Малоинформативная, зато о Летове)

@темы: размышления, ссылки

23:37 

Постмодерн подсмотрен
Ну вот и Новый. Поздравляю вас, котаны)


@темы: Вконтакте, картинощки

18:17 

Постмодерн подсмотрен
Новогоднее настроение ^__^


@темы: картинощки, празнек

Re-Vision

главная