Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэзия (список заголовков)
20:37 

Постмодерн подсмотрен
Лол, на одном форуме участвую в поэтическом турнире) решил ради интереса писать очень консервативную и нормативную поэзию, ямб, рифмы, метафоры и проч хуйня, ну вы понели)
Вот, например, с отборочного тура стихо, тема — "Волшебство".

Такой сегодня светлый вечер, словно
Волшебник делал эликсир любовный,
Но на какой-то стадии забыл
Добавить важные ингредиенты
И недозелье это незаметно
В ленивом летнем воздухе разлил.

Подумаешь, один досадный промах —
И мы с тобою в статусе знакомых,
А чтобы стать нам ближе, волшебства
Уже не хватит. Мы забудем скоро
И встречу, и пустые разговоры,
И чувство, не созревшее едва.

(публика на форуме, кстати, довольно ужасная, временами просто пиздец)

@темы: поэзия

20:41 

Постмодерн подсмотрен
1

неотправленные письма
можно хранить в ящике стола
или в шкафу или в сейфе
или даже в чемодане
впрочем и отправленные тоже
и доставленные там же
так одни с другими в конце концов смешаются
и возникнет совершенно иная история
наверное куда интереснее и
драматичнее реальной

и хотя бы сторонний читатель
переживёт всё то
на что не хватило смелости
собеседникам

2

неотправленные сообщения негде хранить
они
не занимают ни байта
и не ждут своего стороннего читателя
исчезая по мановению пальца
впрочем и отправленные тоже
и доставленные так же
могут исчезнуть в два клика
так одни исчезновения
смешаются с другими
и возникнет совершенно иная
чистая история
history was cleared

и только кнопка backspace
помнит о том
на что не хватало смелости собеседникам

@темы: поэзия

09:43 

Постмодерн подсмотрен
Интервью с Евгенией Вежлян

Это интервью прежде всего о том, как нынче изменилось понимание "литературы", "литературности", образа писателя и, разумеется, поэзии. Интервьюер грамотно проводит Евгению по некоторым трендам современной литературы, от Пелевина до Полозковой, и о каждом она высказывается весьма интересно. Мне её позиция, её понимание литературной ситуации нравится. Вот несколько цитат:

— В частности, у нас существует гражданская поэзия?

— Конечно, она есть. В журнале «Новое литературное обозрение» есть раздел «Социальная поэзия». Есть премия «НОС», которую можно расшифровать, например, как «Новая социальность». У меня на столе лежат стихи Дарьи Серенко, Оксаны Васякиной, Никиты Сунгатова, стихи авторов альманаха «Транслит». Вообще говоря, сейчас очень много, особенно среди молодой поэзии, социально заостренных текстов. Если говорить об украинской поэзии, то это Сергей Жадан.

Но вообще, современная поэзия — это не только тексты. Это и определенные перформативные практики социального действия. Например, Дарья Серенко пишет стихи, но не менее важен и ее социальный перформанс, акция #тихийпикет, и тут ее влияние огромно. Сейчас вышла книга ее стихов, и, я думаю, она будет воспринята некоторыми читателями на фоне #тихогопикета.

Насколько действенна эта новая социальная поэзия? Думаю, она достаточно сильна. Просто воздействие слова может быть в том числе и косвенным, оно необязательно должно немедленно поднимать градус массового протеста и вести народ на баррикады. Это длительный процесс. И в этом смысле культура — это такая подвижная сеть, по которой проходит возмущение. Через эту сеть социальная поэзия в любом случае воздействует на организм культуры и через него на политику.

— Вы назвали писателя Алексиевич в числе важных фигур в контексте поля власти. Как мы знаем, недавно она стала лауреатом Нобелевской премии. Но ее тексты неоднозначно воспринимаются литераторами, некоторые возмущались, называя их просто расшифровкой диктофонных записей, а не художественными произведениями. Какова ваша позиция?

— В таком восприятии Алексиевич есть большая доля культурной инерции. Некоторым представителям писательского сообщества нужно было преодолеть свои предубеждения и расстаться со стереотипами, чтобы увидеть в такого рода текстах литературу и понять литературу более широко, чем это было принято в Советском Союзе. Многое в статусе текста зависит от того, каким взглядом мы на него смотрим и что хотим в этом тексте увидеть. Приведу пример. Я работаю в литературном журнале. В любой литжурнал пожилые люди иногда приносят написанные ими романы или повести. И говорят: «Я прожил долгую жизнь, у меня была такая-то биография, и я написал текст». Ты читаешь, и сердце кровью обливается, потому что понимаешь, что если бы человек принес свои дневники, то их сила подлинности была бы такова, что она бы сокрушила стены. Человек пережил войну, оккупацию… Но он считает, что нельзя оставить все в необработанном виде, что это нужно сделать «настоящей литературой». И он вместо себя ставит какого-то непонятного персонажа, злосчастного «Ивана Ивановича», который тысячный раз «подходит к окну», дальше идет описание пейзажа и так далее. И за этими абсолютно мертвыми, условными формами как бы традиционной беллетристики начисто пропадает правда, потому что эти формы правду уже не вмещают, они уже прохудились, они для нее абсолютно не годятся. В этом случае лучше всего сделать то, что сделала Алексиевич. И мне иногда хочется сказать этим людям: «Давайте мы с вами поговорим, давайте я запишу, вы мне расскажете о своей жизни». Его речь, никак не обработанная и просто записанная, и будет его подлинной историей. Но люди в силу присущих им культурных стереотипов зачастую сами портят собственные истории, превращая их в пресловутую «литературу». Именно этого-то и требовали, кажется, от Алексиевич ее оппоненты. На вопрос, почему она этого не делала, ответ простой и однозначный: да потому, что этого и не нужно делать.

— А как вы оцениваете такое явление как поэтесса Вера Полозкова и огромное число ее клонов в сети?

— Я по этому поводу написала недавно большую статью. Не конкретно про Веру, а про явление. На мой взгляд, оценивать качество ее стихов бесполезно. Это нечто, что не подлежит ведению традиционной литературной критики, поскольку, как впоследствии выяснилось, Вера Полозкова ценна и велика тем, что она открыла другой способ существования поэзии. И это все не ее клоны, а просто другая поэзия. Она может нам не нравиться, мы можем не мочь ее читать, если мы привержены более традиционной по типу литературе. Мы можем считать ее вторичной. Но это совершенно не важно. Это не хорошая и не плохая литература, а просто — другая. Ее не надо сравнивать с традиционной литературой. Это все равно, что сравнивать рэп-импровизацию с классической музыкой. А вот кто круче — Эминем или Евгений Кисин? Ну что за ерунда? Зачем ставить так вопрос? Что ты больше любишь: водить машину или красить губы? Куда тебе больше хочется: в Ленинскую библиотеку или на Гоа? Смотря что делать. Если отдыхать, то на Гоа, а поработать можно и в Ленинке.

— Получается, что положение поэта сегодня перестало быть элитарным, привилегированным, как это было, например, еще в XX веке, и любой может назвать себя поэтом?

— На самом деле это не так. Изменились способы легитимации. Тех групп, которые занимаются легитимацией поэта, стало намного больше. И поэтому есть не одна поэзия, а много поэзий, каждая из которых себя формулирует разным образом.

Конец цитат

То есть, тезисы эти вроде как известны в какой-то мере, но их всё же нужно раз за разом проговаривать, транслировать в массы.
Интересное мнение о Серенко: и вправду, сама по себе "чисто-текстуальная" поэзия Дарьи несколько проигрывает на фоне таких мощных явлений, как Оксана Васякина и Лида Юсупова, но если рассматривать #тихийпикет как поэтическое высказывание, перформанс с текстом, то это штука уникальная и очень важная, в том числе социально. Дарья Серенко как автор тихого пикета куда значимее, чем в качестве просто поэтессы.

@темы: ссылки, поэзия

12:24 

Постмодерн подсмотрен
Тут у одного текста поехала вёрстка и получился крутой визуал. И его посвятили мне, еееее)



17.05.2017 в 11:06
Пишет rockatansky:

ДОМ НА ДЕБАРКАДЕРЕ I


URL записи

@темы: поэзия

10:07 

Постмодерн подсмотрен
А меж тем помощник президента Владислав Сурков пишет длинные верлибры. И довольно неплохо выходит, хотя и скучновато. Кто-то видит там политический подтекст, но если он действительно есть, если в снеговиках проглядывают те самые фигуры, то лирический субъект стихотворения видит их нелепыми и прощается с ними явно без особого сожаления.

внезапный
без объявления весны
взрыв солнца

по радио
предположили что
теплый фронт
наступает

люди разбежались
в разные стороны
засуетились —
у кого 8-е марта
у кого 86-е мартобря
а у кого и мартовские иды

в нашем дворе
тает лед на
хронической луже
из проталин лезут
трава и окурки

только
два снеговика
у подъезда
никуда не бегут и не лезут
неподвижны и
не покорны весне
последние против
целого мира стоят

не гордо а так
стоят
как обычно
держат линию
фронта
в неравной борьбе

морозы ушли
и метели
зима ушла а они
не уходят
почерневшие
израненные острым
влажным ветром
обреченные

не спартанцы
не рыцари роланда
просто толстяки

кто оплачет их гибель?
кто восславит их подвиг?
кто сделает с ними
selfie mortale?

прощайте о снеговики
с круглыми глупыми лицами

в комической вашей
вальгалле
вспоминайте меня
единственного кто
ощутил родство с вами
расслышав в собственном
сжавшемся от жалости сердце
хруст соленого
алого льда

@темы: поэзия

14:18 

Постмодерн подсмотрен
Из № 143 НЛО. В разделе "Социология чтения" в этом номере представлены две любопытные статьи о рецепции литературы и режимах чтения. Первая, внимание — о фанфикшоне.

Практики эмоционального чтения и любительская литература

Наталья Самутина помещает феномен фанфикшна в контекст современных подходов к тому модусу чтения, который называется эмоциональным, или вовлечённым в противовес критическому, или дистанцированному. На примере русскоязычного фэндома ГП она исследует особенности читательских стратегий фанфикшна, а через них — эмоционального чтения как такового. Судя по всему, Наталья Самутина хорошо изучила феномен изнутри и наверняка обитает где-то на просторах уютного дайрика.

Современная поэзия и «проблема» ее нечтения: опыт реконцептуализации

Евгения Вежлян пытается переопределить феномен поэзии внутри литературы, подходя к ней (поэзии) не изнутри, "как она создаётся", а снаружи — "как и зачем она читается", как возникает читательский путь в поэзии, как человек к ней приходит и по каким причинам уходит. Вежлян наблюдает как поколенческие различия в восприятии поэзии, так и различия в отношении к "легитимированной" классике и к современной поэзии, где приходится ориентироваться практически самому. Ну, и различие в медиумах, конечно.

Кстати, о поэзии. Давненько здесь не было отзывов на учебник "Поэзия". Что ж, вот ещё парочка:

Отзыв Петра Казарновского

и, конечно, Сергея Зенкина

В них особенно интересны перечисления некоторых неточностей и ошибок книги, как чисто терминологических, так и общая концептуальная хаотичность.

@темы: ссылки, поэзия

15:26 

Постмодерн подсмотрен
цветок человечий непростительно хрупкий
эти плечи
способны выдержать мои руки
и не в силах вынести собственной формы

рельеф

цветка человека и есть
его аромат
вдыхаемый то ладонями то губами

у твоих лепестков
острый и угловатый
удивительно ломкий
сгибаемый

@темы: поэзия

15:05 

Постмодерн подсмотрен
в моих ладонях остаются
— на прощанье —
отпечатки
плеч твоих
угловатые очертания
углубления

более ничего

@темы: поэзия

18:30 

Постмодерн подсмотрен
прозерпина вернулась
в желудке
зёрна гранат
ракет
самодельных взрывных устройств

за полгода в аиде
вся пропахла тенями

@темы: поэзия

09:53 

Постмодерн подсмотрен
В свежем номере "Нового мира" (свежем на ЖЗ в смысле, так-то он октябрьский) подборка Дмитрия Бака (ахах baka) • Верлибр прикованный, где он пытается представить стихи в двух ипостасях: рифмованной силлаботоникой и верлибром.
Это немного напоминает переводы Гаспарова и Завьялова, однако имеется одно важное отличие: Бак не переписывает текст заново, а пересобирает из уже имеющихся слов. И это, на мой взгляд (или слух), работает против текста. Опыт Гаспарова и Завьялова говорит о необходимости менять само отношение к тому, как текст возникает и строится, о том, что для верлибра требуется иной слух и даже иная оптика. Хотя тут можно поспорить, поскольку и верлибр верлибру рознь, Гаспаров пользовался теми или иными случаями, Завьялов — какими-то другими, в принципе, оба так или иначе тяготели к редукции первоначального текста, к освобождению от излишков, накладываемых силлаботоникой. Бак тоже работает в этом направлении, только он ломает конструкции, обеспечивающие силлаботонический ритм, пытается установить более "естественный" синтаксис. Но казалось бы скрытые рифмы дают о себе знать, то и дело всплывают и ломают ритм, создают какую-то ритмическую мешанину. Самыми удачными текстами оказались те, где в силлаботонической версии имеются внутрисловные переносы, которые исчезают в верлибре. Ну, и перевод с украинского, но это уже прям гаспаровская тема пошла. Я сперва подумал, что это из-за порядка следования версий: прочитанная раньше, силлаботоническая версия сильно влияет на восприятие верлибровой. Но даже если сперва читать верлибр, он чаще всего не звучит. Тут кроме постоянно возникающих рифм, наверное, сказывается и ритмическая композиция в целом: строки обычно уравнены по длине, ритм не соотносится с дыханием, не "пульсирует" что ли, а строки вполне себе мирно разделены в синтаксически удобных местах. Не то чтобы это делает текст прям хуже, но если все нюансы в целом собрать, на выходе окажется довольно скучный верлибр: без чётких ориентиров в плане развития поэтической мысли, какого-то "сюжета", без рефлексии, как в случае с традицией Драгомощенко, без упора на "кто говорит", без ритмической отделки. Силлаботонические варианты интереснее хотя бы в силу своего обязательного ритма. Верлибры тут интересны лишь в сопоставлении с силлаботоникой: что поменялось и почему. Наверное, поэтому силлаботоника следует первой, хотя верлибр выигрывает, если читать первым всё же его.

@темы: ссылки, поэзия, литвед

14:37 

Постмодерн подсмотрен
Премию Различие дали Лиде Юсуповой за книгу «Dead Dad»

«Жюри премии особенно отметило новаторский и бескомпромиссный язык разговора о насилии, который отличает сборник поэтессы, живущей в Белизе», говорится в пресс-релизе.

Справедливый выбор. Стихи Юсуповой бывают очень страшными и очень действенными. Прямыми, жёсткими, с привлечением всяческих посторонних текстов типа обвинительных приговоров или показаний. Юсупову жутко читать. Если хотите увидеть этот бескомпромиссный язык, то посмотрите, например, вот этот выпуск журнала "Каракёй и Кадикёй", Юсупова там на 7-12 страницах. А тут я запощу немного помягче, но всё равно тяжёлый

Матеюк

@темы: поэзия, IRL

22:51 

lock Доступ к записи ограничен

Постмодерн подсмотрен
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:53 

Постмодерн подсмотрен
в бумажном интернете
за порчу страницы пользователя
полагается компенсация

там я тебе задолжал
за твою страницу
такая тонкая интернетная бумага
не выдерживает
моих просмотров

@темы: поэзия

16:00 

Постмодерн подсмотрен
Да, иногда проклёвывается сквозь безголосый наст
Слово-найдёныш, но сразу его невозможно узнать

Нелепое, недоспелое, сплетённое будто из
Бессмысленных разговоров, из пёстрых дружеских фраз

Немое снуёт, незамеченное, мерцает в наших речах
Как лёгкое прикосновение воздуха у плеча

Но позже скользнёт горячо, разрезав дыхание, сквозь
Ещё не застывшие жесты, заикающуюся связь

Явится, повернётся и окажется нам давно
Знаковым и знакомым, пересочинённым вновь

Которое согревает под нёбом любую речь
Захлёбывается в предсердиях и проникает через

Решительные нельзя, раскрепощённое, мощное
Требует себя высказать.

А ты его ждёшь

@темы: поэзия

10:10 

Постмодерн подсмотрен
Ребят, если вы как-то отмечаете сегодняшний день, отмечайте его с хорошей поэзией) Вчера на Афише Денис Ларионов сделал очень классную подборку современных стихотворений о любви. Там и Айги (о табу ты моё, Биркенау моё одни из лучших строк русской поэзии), и довольно несложный Драгомощенко, и Парщиков, и Седакова, и Андрукович, и многие другие. Есть и стихи о гомосексуальных чувствах: разумеется, Евгений Харитонов со всей своей прямотой, своего рода советский кэмп, а также более скрытое, но и более драматичное, такое по-чеховски, стихотворение про Петю и Ваню от Николая Кононова (увы, все матерные слова там заменили многоточиями). Разнообразие этой подборки мне понравилось. Однако мне там не хватило каких-то более раскрепощённых, сексуально-телесных, стихотворений. Там бы очень смотрелись стихи Сергея Соловьёва. Или, женский вариант, — Евгении Риц. Ну и конечно Сен-Сеньков, что-нибудь из porNobody. Вместо ироничной Костылевой, например, что-то лирическое и образное. Хотя нет, она там очень в тему. Вообще, подборка цельная, а добавить что-то своё любимое каждый захочет.

На всякий случай напомню, что porNobody я здесь постил

@темы: поэзия, ссылки

12:03 

Постмодерн подсмотрен
Кстати, эти вот лисинские солдаты, играющие бомбой в бадминтон, — это такой явный Сен-Сеньков, что аж не отличить. И вполне вероятно, что это прямая отсылка (помимо цитаты из Мандельштама) к Экологическим подросткам Сен-Сенькова. Для сравнения:

Экологические подростки

девочка дождь и мальчик снег
играют в карты на раздевание
отчаянно поддаются друг другу
сбрасывают свитера из оксида азота
дизайнерские майки из аммиака и сернистого газа
брючки из солей тяжелых металлов
нижнее белье из фотооксидантов

впервые нагие
растерянные
дышат так часто
словно получили весь чистый воздух одним файлом


Совпадение? Не думаю. Солдаты словно площе и прямее в своих смыслах, но, может, в этом и задумка?

@темы: поэзия

10:20 

Постмодерн подсмотрен
В связи с разочарованием от Сен-Сенькова вспомнил о другом поэте, Викторе Лисине. Помню, он начал активно раскручиваться прям на моих глазах году в 13-14-ом, выходили подборки, публикации, критика. И тогда мне прям вкатила его поэтика, хотя, кажется, он ещё не успел обрести чёткого голоса: в его стихах звучали то Айги, то Сен-Сеньков пополам с Цветковым-мл., то Василий Бородин, но не конкретно, а отзвуками, при этом было у него и своё измерение, которое могло бы раскрыться со временем в собственной системе координат. Особенно это касалось миниатюр. Вот такие были стихи, например:

* * *
ледяная скорлупа воздуха

ползаю
на
крыльях

рождение


Или:

***

1

как
мякиш
макаешь в кровь

сердце

2

простукивая ложечкой где голос ребенок

3

небобо говорит
небобо


А вот рифмованное:

***

так пасмурно, с дождями
играют тучи в домино,
а мы летим на дельтаплане
нам все равно

а мы летим себе дожди
среди воздушных масс
и птица крови и воды
дождливо бьется в нас


Потом у него был неплохой "деревенский" цикл, и я уже было почувствовал, что вот, раскрывается поэт. И вдруг его куда-то понесло. Если заглянуть на Полутона, можно там увидеть суть его последних публикаций, названия их говорят сами за себя, выглядят они примерно так "привет, я Лисин, а это мой Юляш, а это усы Аркадия, а это небо и Аллах, я гуляю, раздеваюсь, примеряю усы Аркадия, обмазываюсь говном и дрочу" и проч в том же духе, в самих подборках не менее несусветная дичь. И я всё надеюсь, что чуть позже это смогут как-то отрефлексировать и объяснить и даже найти в этом ценность, кто знает, может это проект такой навроде приговского, а я всё наивно ожидаю лирики. Ведь зачем-то включил Лисина во второй номер "Воздуха" за 2016 Кузьмин, а там тоже подборка пиздецкая, в которой вполне адекватные, но не самые оригинальные тексты типа такого:

Влюблённые солдаты

Два солдата играют
в бадминтон ядерной бомбой
им хорошо вместе и не очень
важен счёт и победы.
Им нравится просто держать
её над землёй просто
нравится звук от удара
плода сорвавшегося с
древа


перемежаются с невнятной ебаниной вроде:

Здесь я умру

Перед убоем корова сказала Россия
трава сама себя от армии косила
стояли петухи с отрубленной башкою
и становились шаурмою

Здесь конь ебётся и коня валяет здесь
музыка из пианино из нефти и бензина
здесь я умру большим как хуй и столь же никому не нужным тоже

Весна из мёртвых гладит мою спину
корова выкакивает мину кузнечик в
зад отечество кусает и снег из живота
кишками выпадает.


которая тоже не особо оригинальна на самом деле. У подборки словно нет композиции, она вся состоит из разнородных стихов, и ухватить настроение невозможно. Опять же, может, оно и надо так, а мне просто бомбит от неоправданных ожиданий. Возможно, надо быть немного гибче.

А вот другой случай

@темы: поэзия, размышления

00:02 

Постмодерн подсмотрен
Я хз, может, у меня со вкусом плохо или я чего не понимаю... Но вот свежий номер "Волги" на ЖЗ, а там — подборка Сен-Сенькова. Я, давясь слюной предвкушения, дрожащими пальцами нажимаю на ссылку, а там какая-то муть. Ну чота типа такого:

Вермеер, свернутый несколько раз

в старой делфтской церкви
на могилу вермеера
из окна
падает свет
точно такой же
как на холстах мастера

люди подложили могилу
как листок серой бумаги
под ножку старого стола
старого стула
старого мира
чтобы они
не качались

Ну и что это за жалкий сен-сеньковский эпигон? Где Сен-Сеньков-то блеать? Если полистать подборку, там большинство стихотворений вот такие вот. Будто кто-то взял на вооружение пару приёмов Сен-Сенькова, но толком ими пользоваться не обучился. Слишком много отдано слову, много доверия смыслу, да, прозрачные и проникающие друг в друга слова попадаются, но тех волшебных картинок-иероглифов уже нет, того головокружения не испытываешь, стихи будто спешат себя объяснить, а раньше они, наоборот, запечатывали смыслы и лишь дразнили читателя их тенями. Много ясного, слишком ясного, чтобы расстроиться. Я не консерватор, ну понимаю, надоел человеку старый стиль, хочет писать яснее, прозрачнее, но, по моему скромному мнению, без своих фишек Сен-Сеньков утратит свою оригинальность и станет какой-то модификацией Сваровского. Хотя, возможно, ему удастся как-то умело и органично перенести свои фишки в новый стиль, но пока смотрится неоч. Я себе в паблик еле наскрёб троечку. Из них реально классное, пожалуй, только это (и то словно пришло из porNobody) :

Театр жестокости это театр нежности

ямочки на щеках
следы от ручки дверцы
через которую
если спектакль поцелуя не нравится
уходят
в антракте

за оральными кулисами
болит каждый
у кого свежая трещинка
на переполненном зрителе

Просто я очень люблю стихи Сен-Сенькова и, возможно, слишком чутко реагирую на любые изменения в них. Может, я неправ и чересчур утрирую, и на деле не всё так плохо, но эта подборка мне не особо понравилась.

@темы: facepalm.jpg, поэзия

13:50 

Постмодерн подсмотрен
Сто лет не заходил на Арзамас, а там, оказывается, с декабря шёл просто замечательный цикл одностиший с комментариями от Дмитрия Кузьмина. Если ещё не видели, зацените, Кузьмин, издавший не так давно монографию про моностих, выбрал для ознакомления различные виды одностиший, чтобы ярче показать возможности такого формата, насколько много в себя может вместить одна строка, насколько различными могут быть история создания и контекст и насколько по-разному может выглядеть текст.

@темы: поэзия, ссылки

11:48 

Постмодерн подсмотрен
Минималисты, кстати, иногда любят брать чьи-то приёмы и работать с ними. При кажущейся схожести акцент приходится на минимальные различия. Вполне вероятно, что Новицкая прямо и открыто взяла текст Бурича, но сделала его более личным и интимным благодаря различиям лексики и синтаксиса.

В 1970 году Ян Сатуновский написал посвящение Вс. Некрасову:

Поговорим с тобой
как магнитофон с магнитофоном,
лихая душа,
Некрасов Николаевич Всеволод,
русский японец.


Позже Иван Ахметьев указал на истоки этого интересного сравнения, написав стихотворение, состоящее из двух цитат и контраста между ними:

"Поговорим как держава с державой"
предложил Маяковский Тынянову

"Поговорим как магнитофон с магнитофоном"
предложил Сатуновский Некрасову


В этом контрасте суть, это контраст не только поэтик, но и времён, причём безоценочный. Но здесь прямое указание на цитату. Более тонкая работа с этим сравнением была проведена Александром Макаровым-Кротковым уже в 2004 году:

поговорим с тобой на языке птиц

как птеродактиль с птеродактилем


Тут уже про другой контраст, про отличие говорящих от языка, шире — некоего окружающего мира, современности вообще. Это более личное и куда более горькое, тяжёлое, одинокое высказывание (его и можно сравнить со стихотворением Новицкой).

При этом за каждым текстом видно его автора: дневниковая искренность Сатуновского, внимание к истории поэзии у Ахметьева, птичья тема и японская интонация у Макарова-Кроткова.

@темы: поэзия, литвед

Re-Vision

главная