Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: арт (список заголовков)
14:13 

Постмодерн подсмотрен
Бэнкси перешёл от просто граффити к реально масштабным и крутым арт-проектам. Помните, два года назад он запилил Dismaland, этакую противоположность Диснейленда, парк аттракционов и большую инсталляцию одновременно. А в эти выходные Бэнкси открыл целый отель на границе Израиля и Палестины с видом на разделяющую эти территории стену — Walled-off Hotel в Вифлееме. Вот описание и фоточки на Медузе, если кто вдруг ещё не видел, чтоб сюда не таскать.

Бэнкси не радикален, он старается критиковать условный "капитализм" и условное "общество потребления" словно изнутри. Он создаёт объекты, имитирующие знаковые объекты этих условных "институций", даже на уровне функционирования (аттракционы в парке работают, в отеле можно жить, там даже президентский люкс есть), но при этом направленные не на комфорт, а на дискомфорт. Сделано это просто: там, где в реальных объектах развлечения и картинка закрывают, не показывают свою изнанку, представляют потребителю только радостное и удобное, у Бэнкси изнанка прорывается различными знаками и не даёт забыться и расслабиться. Вот приходит ребёнок на карусель с лошадками, а там одна подвешена за задние ноги головой вниз и с дырой в брюхе. Или снимаешь ты номер отдохнуть, а там темно, инсталляции из видеокамер и глухая бетонная стена за окном. Да, ребят, и это конвертируется в моду, чо поделать, в отель наверняка набигут толпы хипстеров (или кто там сейчас вместо них модники?), потому что это круто. Не исключено, что Бэнкси и сам это учёл, надо же как-то окупать отель. Но высказывание интересное, ящитаю, понятное и оригинальное.

@темы: арт

09:39 

Постмодерн подсмотрен
Хех, тут на Кольте от Олега Кулика вышел просто эпичный текст о Павленском. Кулик в нём настолько апологичен, что делает из Павленского чуть ли не святого. Причём касательно собственно той ситуации, в которой оказались все мы (апологеты художественного проекта Павленского), Кулик практически ничего не говорит. Он много рассуждает о жизненных позициях, в основах которых лежит либо Судьба, либо Выбор (с), и это действительно интересные рассуждения, особенно в своих обобщениях, но проблема-то Павленского вовсе не в том, что он взял и пожертвовал репутацией ради своей семьи. Проблема-то в том, насколько справедливы обвинения в сторону Павленского. Проблема в том, что из-за них между художественным проектом, медийным образом Павленского и его реальной жизнью появилась трещина недоверия. Это, конечно, не совсем дискредитирует его работы, но это сильно их обедняет. Помнится, критика документальных фильмов о Павленском (на той же Кольте) была основана именно на этом: в фильмах эксплуатировали его медийный образ, к тому же искажённый иностранной оптикой, но якобы не определили, не нащупали жизнетворческую суть проекта Павленского. И вот в связи со сложившейся ситуацией это-то самое жизнетворчество попало под сомнение. Кулик выстраивает текст так, чтобы избежать оценки конкретной ситуации и сосредоточить внимание читателя на том, что типа проект Павленского неотделим от его жизни, но в итоге всё равно у читателя, который задаётся вопросами "так было ли насилие и почему оно было? И как это соотносится с жизнетворчеством Павленского?", остаётся большое слепое пятно в этом направлении. Много написано о тех местах, где жизнь и проект художника соотносятся, но именно здесь, где пролегла трещина — тишина.

@темы: ссылки, арт

16:03 

Постмодерн подсмотрен
Художник Пётр съёбывает из сраной Рашки: семья Павленского и Шалыгиной просит убежища во Франции. Причиной послужила заява на Павленского от актрисы Театра. Doc Анастасии Слониной с обвинением в изнасиловании. Художник посчитал это операцией спецслужб против него.

Я не знаю Павленского иначе, чем в качестве созданного им самим своего образа в медиасреде, и с таким обвинением этот образ соотносится плохо, но бывает всякое. Кроме того, вроде и Шалыгина под заяву попала. С другой стороны, настолько ли политически опасен Павленский, чтобы его прям устранять с помощью каких-то агентов из театра док и круга друзей семьи... Очень странная ситуация. А тут ещё поговаривают, что Павленский опиздюлил бывшего бойфренда этой актрисы, не бытовуха ли это всё.

Но гадать не буду, я вообще вот к чему это пишу. Учитывая, что акции Павленского укоренены в российский политический контекст, во Франции акций скорее всего не будет. Павленский сильно зависит от политической ситуации, его акции не имеют экзистенциального измерения, как, например, у Мавроматти (который сделал свою сильную акцию "Свой/Чужой" как раз в эмиграции), в чём он и сам признавался. Но посмотрим ещё, что нам будущее покажет.

@темы: IRL, арт

19:19 

Постмодерн подсмотрен
Прометей окартиненный

Вчера начался Артдокфест, всё это прекрасно, но мимо меня. Зато на Кольте Василий Корецкий оставил прекрасный отзыв на фильмы о Павленском и Шалыгиной, с которых (фильмов) Артдокфест и стартовал. В общем, фильмы слабые, плакатные и о Павленском как человеке и его художественном проекте ничего нового не говорят. Зато об этом новом апофатически как бы говорит сам Корецкий, почитайте.

@темы: арт, ссылки

09:57 

Постмодерн подсмотрен
Чот забыл

В очередном номере кольтовских "Разногласий" рассуждают о Художнике.

Глеб Напреенко о взаимоотношениях художника и Другого

Автор рассматривает различные художественные стратегии или, скорее, модусы художественности как различные виды взаимоотношений Художника и Другого, который этого художника признаёт таковым или не признаёт. Напреенко выделяет четыре вида взаимоотношений, от простого к сложному (схематично и грубо, но достаточно для того, чтобы их можно было использовать при случае):

1. Признание в качестве искусства объектов, которые не были созданы художником, т.е., объекты природы: узоры на окнах, молекула ДНК и прочее такое, что может так или иначе быть названо прекрасным. В данном случае некая "художественность" есть не более чем фигура речи, место художника заменяет восприятие объекта Другим (который в этом случае, наверное, даже не совсем Другой, поскольку субъект художественности отсутствует, есть только субъект восприятия, Другой совпадает с художником, выявляя прекрасное там, где оно не было задумано как прекрасное, возникает что-то вроде жеста редимейд, низведённого на уровень обыденности).

2. Художественный акт, возникающий как бы в целях хобби, этакая графомания, если привести говорить более общо о примере Напреенко (у него речь о художнике-психотике, для которого Другой находится в его собственной голове: В случае психотика, рисующего в стол однообразные серии картинок, Другой вписан в его возобновляемую продукцию — такой психотик постоянно конструирует воображаемого Другого сам внутри себя и внутри своего искусства, подражая некоему однажды найденному способу производства образов. Искусство здесь выполняет древнюю функцию повторяемого ритуала, скрепляющего мироздание, запускающего вновь и вновь круговорот жизни и предотвращающего его срыв и катастрофу. Дальнейшее возможное признание такого художника "настоящим" Другим (институциями признания), вписывание его в систему (ар-брют) — дело уже другое и не связанное со стратегией самого художника.

3. Другое дело "салонные художники", у них стратегия обратная: они изначально стремятся к признанию своего художества необходимыми институциями, встроиться в нужную систему. Их Другой — благосклонный зритель и критик. Салонный (или академический) художник вступает в отношения с Другим через требование и его исполнение — например, через требование исполнить пожелание заказчика или требование мастерства, соответствие которому, как предполагается, должно гарантированно приводить к успеху и признанию.

4. И, разумеется, в системе Напреенко самый сложный уровень взаимоотношений — у современного ( "радикального", как он его называет) художника. "Радикальный" художник прямо идёт на конфликт с Другим, требуя от него как бы непризнания, нарушает установленные институциями рамки искусства, хорошо о них зная. Жест такого художника сознателен и несёт определённые смыслы. Радикальный художник, идя навстречу отказу Другого в признании его настоящим художником, совершает нечто, подобное тому, что Лакан описывает как сугубо человеческую способность «притворяться, что притворяешься», — ведь именно через отказ в признании такой автор получает возможность быть художником. Природа ни на что подобное не способна — молекула ДНК не содержит в себе никакого вопроса Другому. Что не отменяет того, что ученый способен эту молекулу прочесть и ей восхититься, как и вообще «книгой природы», которая не знает, что себя пишет, — не знает о собственном знании, пока не появляется человек. <...>жест радикального художника скорее можно назвать антиритуалом — пропуском или поломкой на том месте, где ожидают повторения. Такой срыв повторения выводит на сцену искусства акт высказывания как проблему. Напротив, психотик и его искусство полностью погружены в язык — но язык как текст, как систему значений, в которой акты высказывания теряются и не прочитываются. <...> Радикальный художник пытается (обычно безуспешно) выпрыгнуть за границы соответствия и гарантированных эффектов, установив с Другим более игривые отношения — отношения, в которых стоит вопрос о желании, а не только о требовании. Такой вид взаимоотношений сложен также и потому, что сочетает в себе и перерабатывает три предыдущих и без них не существует. Это такая надстройка-надстройка, художественная рефлексия над искусством.

Далее Напреенко эту классификацию использует для обоснования различных подходов к пониманию искусства.

Елена Петровская об искусстве, художнике и эстетике в современном мире.

А вот ещё с Сигмы три ответа на старый беньяминовский вопрос о том, что делать с произведением искусства в эпоху воспроизводимости:

Бедные шедевры

Меж тем я разобрался, как читать тексты на сайте ВопЛит, какая же там ебанутая система, они и вправду мудаки. А также в ЖЗ появился свежий НЛО, в общем, есь чо почитать)

@темы: арт, ссылки

15:12 

Постмодерн подсмотрен
Дюшан и талибы: гносеология против онтологии

Помнится, после вандальских акций иглы в Дамаске Гройс сравнивал их с авангардом: единый пафос разрушения старого мира и возведения нового, только там, где авангард обходился риторикой, делал своё дело в символическом поле, игловцы поступают радикальнее (опустим здесь очевидные различия проектов на всех уровнях). Или вспомнить, например, возможность рассматривать 9/11 как масштабную акцию, первую ласточку противодействия постмодерну.

Но критика капитализма и постмодерна бывает не только правой. Сам автор статьи вспоминает Ги Дебора, а ведь именно его можно назвать отцом акционизма. Сегодня акционизм чаще всего подразумевается как "левостороннее" движение. То, что акционизм является реакцией на постмодернизм — мысль довольно известная. Кроме того, перформативное искусство в целом можно назвать альтернативой тому "накопительному", капиталистическому искусству, которое критикует автор статьи. Когда искусством становятся не вещи, которые можно купить и копить, а некоторое действие или атмосфера, которые исчезают, искусство может в той или иной степени выйти из капиталистических отношений (не совсем, конечно, на перформансах можно зарабатывать, как и на концертах, например, да и консервативная музейная докса, в рамках которой до сих пор установлена, хоть и слегка расшатана, система ценностей в искусстве, тоже принадлежит миру материальных ценностей). Тем не менее, и на этом можно паразитировать (Павленский-бургер, ога), потому что так или иначе искусство должно оставаться на сцене Спектакля, чтобы доносить смыслы до человечества, вне спектакля сегодня это очень проблематично. Вне Спектакля можно быть, если решить вопрос "зачем искусство" в пользу того, что искусство для художника/ группы художников ("Коллективные действия" были в своё время нонспектакулярны) / художника и Б-га, а не для человечества (которое просто его профанирует). У каждого выбора есть свои плюсы и минусы, чо. Но альтернатива есть, даже если её профанируют и включают в Спектакль, её можно очистить и использовать как "тру".

@темы: арт, ссылки

11:21 

Постмодерн подсмотрен
Да, акционисту полезно быть известным, и Павленский с этим хорошо справляется, но у популярности есть и оборотная сторона: в какой-то момент она начинает продаваться, не обязательно самим известным человеком, а вот на волне хайпа.

Штука, с одной стороны, остроумная, а с другой — какая-то при этом, ну, позёрная штоле: в питерском Бургер Кинге собираются сделать 4 вида бургеров по мотивам акций Павленского (Шов, Туша, Фиксация и Угроза). Я бы попробовал, наверно, будь я в Питере, потому что интересно же, но от таких инициатив осадочек таки остаётся. Вроде и стараешься не заводить священных коров, вроде и понимаешь, что любой пафос имеет свою фарсовую изнанку, а какие-то струны внутри диссонируют.

@темы: IRL, арт

19:27 

Постмодерн подсмотрен
У Евгения Бунимовича есть потрясающе ироничное стихотворение на эту тему)

искусство это жест/ь

когда дюшан
сто лет назад
выставил писсуар
это как известно
было искусство

ибо дело не в тексте
а в контексте

строго говоря
с тех пор каждый раз
подходя к унитазу
необходимо прежде всего
изучить контекст

не искусство ли это

даже если на унитазе
будет прямо написано
———————————-
это не дюшан
это просто унитаз
———————————-
впрочем
если будет написано

это не дюшан
это просто унитаз

тогда это точно
не просто унитаз

но и не просто дюшан

это актуальное искусство
работающее с символами
смыслами
и предшественниками

впрочем
все предшественники
смыслы
и символы
никак не мешают
использовать унитаз
по прямому назначению

ибо актуальное искусство
это интерактивные формы
и прямое действие

@темы: поэзия, арт

19:15 

Постмодерн подсмотрен
Люблю, когда современное искусство по-настоящему интерактивно. Когда уборщица сметает нахуй из зала инсталляцию, приняв её за мусор, или художник отбивается от воров арт-объектом.

Вот в СМИ сегодня ещё одна радостная новость: в музее Нюрнберга 91-летняя бабушка приняла работу художника Артура Кепке за кроссворд и стала его заполнять.

Сама работа, собственно, и есть кроссворд. Только стоит он несколько сотен тыщ баксов.



На мой взгляд, такая интерактивность гораздо лучше музейного запыления. Но бабло решает, увы.

@темы: арт

13:22 

Постмодерн подсмотрен
Немного разнообразной ссылкоты

Обзор работ, посвящённых нарративному подходу в изучении видеоигр

Какие изменения в нарратологию привнесло повествование в компьютерных играх. Статья слишком обща, видимо, подразумевает непосредственное обращение читателя к работам, а жаль.

Обзор арт-активизма последних лет от Алека Д. Эпштейна.

Интервью Павленского Новой Газете после выхода из тюрьмы. Довольно интересное, с охуительными историями о том, как он там ебал систему. Не, может и вправду ебал со всей той безнаказанностью, о которой рассказывает, но ему в его публичном положении это было ок. Не думаю, что обычного Васю терпели бы за подобное. И да, хорошо что интервью доверили не той ебанутой, что беседовала с Оксаной Шалыгиной, назвав её в заглавии статьи "женой Павленского". Да, без имени и фамилии, просто женой. Потом переименовав в соратницу, что, впрочем, так и оставило за Оксаной вторую роль и какую-то несамостоятельность, так, приложение к Павленскому, с которой можно только и поговорить, что о детях и доме.

Кстати, на Кольте публиковали • фотки квартиры Павленского, я нашёл что-то трэшовее моей комнаты :-D

А вот есть статья • Поэзия среди медиа: отвоевание субъективности суть которой можно пересказать так: поэзия использует приёмы медиа не столько для передачи информации, сколько для, эмм, эстетической рефлексии над этими самыми приёмами и над собой и миром вообще. Свежо, хули.

И напоследок три части статьи о современной литературной критике: какие есть сегодня критики и какие у них стратегии, вкусы, эстетические парадигмы и проч.
Вот • раз, два, три

@темы: ссылки, арт

13:48 

Постмодерн подсмотрен
Акцию Павленского "Угроза" сняли с конкурса на соискание премии "Инновация"

и ещё ссылочка

Прикольно, ещё за "Хуй на Литейном" "Инновация" была норм, а вот сейчас уже. Вот так вот. Коллаборационисты, блядь.

Ещё из новостей совриска: Художники выяснят, является ли Энтео художником. Наконец-то кто-то это сделает. А то обычное дело — не замечать художника только потому, что его идеологические взгляды не в нужном институции тренде.

@темы: IRL, арт

20:55 

Постмодерн подсмотрен
У меня тут выходных пять дней впереди. В связи с чем просто пост, без чего-то особого, то, что мне понравилось в интернетах вчера и сегодня.

Ну, блокировка Рутрекера. Моё отношение к этой блокировке прекрасно выразила вот эта пикча:



"Акция" "Рубль на Дне", которая так и непонятно, была или нет в реале.



Если не было на самом деле — это даже интереснее, потому что тогда это не просто довольно топорный и не очень свежий каламбур от неизвестных "художников", а созданный Лебедевым симулякр акции, акция в акции, где саму реальную акцию подменяет её изображение. Тут хорошее раздолье для размышлений, возможно, не подразумеваемое Лебедевым: о том, во что превращается акционизм в эпоху интернета, как он теряет свою реальность и телесность, обретая взамен то, против чего обычно направлен: популярность и спектакулярность, как акцию легко заменяет сообщение о ней.

А вот другая акция: британский кинематографист Чарли Лайн (пишется Charlie Lyne, порноактриса Чарли Лейн пишется Charlie Laine, не путай!) снял фильм, в котором на протяжении 10 часов в разрешении 4К сохнет покрашенная стена.

Внимание, СПОЙЛЕР

Фильм был снят для того, чтобы наказать британских цензоров, которые должны полностью просматривать фильмы для присваивания им необходимого рейтинга и могут просто запретить для показа некоторые фильмы (например, "Техасскую резню бензопилой" ). В ноябре Лайн начал сбор денег на Кикстартере для внесения необходимого налога, и вот, как узнал я вчера, фильм снят и цензоры его уже отсмотрели. Кстати, краска на стене белая. Лайна могут обвинить в расизме.

Ну, и заканчивая тему современного искусства и интернетов:

мемас с Павленским

@темы: "...а мы смеёмся", IRL, Вконтакте, арт, картинощки

19:29 

Постмодерн подсмотрен
Тут под новость о "политкорректном" переименовании картин в Rijksmuseum на Гефтер целая статья вышла:

От философии имени к философии современности?

Статья историко-теоретического свойства: об истории понятий имени и названия, об эпохах, когда название что-то значило и не значило, о двух пониманиях аутентичности и, напротив, отказа от диктата аутентичности. Но, при всей интересности этой статьи, мало говорится о самой проблеме переименования. В конце статьи автор взвешивает доводы за и против переименования картины "Молодая негритянка". Интересно, что доводы исходят из эстетических и интерпретационных проблем: мол, смена названия отсечёт какие-то возможные интерпретации, а, с другой стороны, эти интерпретации всё равно неаутентичны, они появляются лишь в нынешнее время, художник же не мог их предполагать (согласитесь, именно в нынешнее время такие доводы и смотрятся наивно), его название чисто номинативно, просто выражено в том дискурсе, каким художник мог тогда пользоваться, этот дискурс исключал негритянку как некий феномен (ведь не могло возникнуть названия "Молодая белая женщина") из "нормы", потому сейчас он неполиткорректен, "Дама с веером" никак не акцентирует внимание на расе => чоб и не переименовать. Как-то незаметно от эстетики перешли к политике, причём исключительно внутри позиции "за", позиции "против" же такого не предоставили.

Можно попробовать это сделать вот с какими аргументами. Да, дело не в интерпретации, дело в дискурсе. Но переименование — это же тоже не преодоление актуального дискурса, а тупое следование за ним. Легко бороться с мертвецами, труднее бросать вызов тому, что формирует наше мышление здесь и сейчас. Если сейчас на слове "негр" действительно висят негативные коннотации, поражением будет от этого слова отказаться, вытеснить его куда-то на периферию, к обсценной лексике, превратить его в стигму и оскорбление. Это унылое покорство дискурсу. Борьба с ним является борьбой с этими негативными коннотациями, это борьба за очищение репутации, а не за вдалбливание в гетто. Слово необходимо поставить на положительный поток, чтобы любой негр мог сказать "ну да, я негр, и чо? Будто это на что-то влияет". А загон в лексическое гетто вообще лишит слово положительных/ нейтральных коннотаций, и нормальное слово станет очередным ругательством, будто негр — это плохо или постыдно.

Вот, скажем, слово "мужик" как-то лишилось своих негативных тонов (всяческих крепостнических вот этих вот. Или можно вспомнить, как, вроде бы, Карамзин фалломорфировал от слова "парень", сейчас вполне себе позитивного) и обросло позитивными (чего пока трудновато сказать о "бабе", увы, впрочем, это уже лежит в области другого дискурса, русско-патриархального, с которым тоже необходимо бороться).

В общем, любое табу, кмк, являясь инструментом репрессии, провоцирует возникновение неврозов и перверсий, в то время как честная работа с болевыми точками приводит к преодолению боли и травмы.

@темы: арт, размышления, ссылки

21:13 

Постмодерн подсмотрен
Это в Батайске Жоржа Батая посвящают в казаки. :D



Вот что пишут:

"Мы отдаем дань глубоким мыслям Жоржа Батая, которые позволяют говорить о нем, как о философе "Русского мира". Речь, например, об исследовании обряда североамериканских индейцев – потлача, суть которого заключается в ритуальном уничтожении богатств племени. Основа русской духовности – это страстное показное расточительство, русский пир, какие бы формы он ни принимал – будь то проведение Олимпиады, уничтожение санкционных продуктов или часы за 37 млн. рублей, подаренные на свадьбу. Потлач – это духовная скрепа страны, и этому не помешают никакие антикоррупционеры из пятой колонны", – говорится в обращении активистов.

Ирония, ня

@темы: "...а мы смеёмся", IRL, арт

14:04 

Постмодерн подсмотрен
Анатолий Осмоловский на Кольте наконец выразил внятно, почему к современному акционизму (типа Павленского и всё такое) эти ребята (акционисты 90-х, ну, и критики корнями оттуда же) относятся неоч:

«Наша деятельность — что моя, что Бренера, что Кулика, что Авдея Тер-Оганьяна — была направлена против всех. Иногда даже в буквальном смысле. У нас не было аудитории. Более того, аудиторию мы сознательно от себя отталкивали, потому что основной идеей нашей было ни в коем случае не создавать образ, с которым можно было бы идентифицироваться. Образ должен был быть исключительно негативным. Почему? Потому что: 1) отсутствие аудитории — это подлинная свобода; 2) все механизмы идентификации с художественными образами считались нами глубоко репрессивными и реакционными. Они размагничивают протестные импульсы в человеке.
<...>
Мы старались избежать уголовного преследования. Это было связано не столько с тем, что нежелательно сидеть в тюрьме (хотя и с этим тоже), сколько, прежде всего, с тем, что художественный жест не может оцениваться, если человек попадает в тюрьму. Потому что, когда человек сидит в тюрьме, дистанция между его акцией и, условно говоря, зрителем нарушается. Если человек в тюрьме, о нем невозможно ничего сказать объективно — хорошая его акция была или плохая. Если скажешь, что хорошая, все подумают, что ты ангажирован и пытаешься человека, условно говоря, отмазать или, по крайней мере, дать ему надежду, что он сидит в тюрьме не просто так. А если говоришь, что акция была плохая, то ты человека как бы топишь. И в том, и в ином случае высказывание становится невозможным. Это не моя мысль, а Валерия Подороги, который совершенно верно заметил: про акции 1990-х годов можно было говорить — искусство это, не искусство. А про сегодняшние акции невозможно говорить — искусство это, не искусство, потому что на самом деле это вид специфической политической борьбы. А политическая борьба требует аудитории. Потому что без аудитории борьба абсолютно бессмысленна. Павленский имеет свою аудиторию. Он ее очерчивает в текстах, которые пишет перед каждой своей акцией. Да, это особый вид политической борьбы. И мне трудно судить, что с Павленским дальше произойдет, есть ли шанс у него какой-то. В аудитории — ложь этого акционизма, если его пытаться квалифицировать как искусство.
<...>
Я хочу сказать, что момент формального ненарушения Уголовного кодекса был очень важен. И прежде всего для того, чтобы действие зависало, чтобы было непонятно — искусство это или не искусство. Чтобы можно было свободно спорить на эту тему. Без скрытой репрессии ангажированного мнения (в ту или другую сторону). А чтобы действие было неоднозначно квалифицируемо, подвергаться уголовному преследованию, естественно, не рекомендуется. Вот поэтому, кстати, мне так понравилась акция Pussy Riot. Они же вообще сидели ни за что. Они не нарушили Н-И-Ч-Е-Г-О! Они вбежали на солею и спели там песню. Собственно говоря, тут даже административного нарушения нет никакого. Формально в акции Pussy Riot не было совсем никаких нарушений. А то, что их раскрутили на два года зоны, — это абсолютное злоупотребление режима властью. Что же касается Павленского, то здесь, конечно, нарушения есть.

— Подожженная дверь?

— Порча государственного имущества. Мне вообще очень сложно представить, что за него вступятся какие-то международные, условно говоря, силы. Потому что, в общем, напасть на офис спецслужб… Думаю, вряд ли это кто-то одобрит. Спецслужбы — они как бы выполняют какую-то роль, необходимую государству.
<...>
Знаете, сейчас в это сложно, опять же, поверить, но тогда в художественном кругу была стандартная фраза: это уже было. Что бы ты ни сделал, тебе говорили: уже было. Преимущественно это адресовалось молодым людям. Я даже написал такую фразу в манифесте «НЕЦЕЗИУДИК»: если я буду кидать в зал говно, а интеллектуал скажет, что это уже было, то я буду кидать говно до тех пор, пока он не закричит: «Что это за хулиганство?». На самом деле, эта фраза достаточно важная. Если все уже было, то реальность, как мы тогда говорили, тотально «затекстована». Любое действие, которое ты мог бы совершить, уже совершалось. Оно же уже было, значит, оно является историей, а то, что есть история, затекстовано. История — это ведь текст, правильно? И основная наша задача была — произвести что-то, что прорвало бы эту затекстованность. Прорыв был той самой реакцией на кидание условного «говна». «Что это за хулиганство?» А хулиганство — это и есть реальность. Конечно, все это авангардистская ориентация, авангардистский вектор, который всегда осциллирует между реальностью и искусством. И непонятно, что это, — искусство или реальность. Собственно говоря, все наши действия — и «<Хуй> на Красной площади», и разные другие — все это были осцилляции между искусством и жизнью. И как раз мы начали беседу с того, что было создано дискурсивное поле для понимания этих жестов как искусства. А в то время такого поля не было, и многими все это не воспринималось никак.
<...>
конечно, какие-то люди в концептуальной среде до сих пор все это ставят под сомнение. Но — нет. Давно уже считается, что акционизм — искусство. И никаких проблем по этому поводу нет. Но в том-то и дело, что, когда нет проблем, становится неинтересно. Почему, скажем, Авдей Тер-Оганьян так скептически относится к Павленскому? Именно поэтому: дискурсивное поле — считать акционизм искусством — уже создано. Все ясно. Что Павленский хочет доказать? Что это искусство? Ну да — искусство. И именно по этой причине все это переносится в совершенно другую область — в область политического действия. То есть он играет на повышение. Вот будет реальный срок. Но я уже говорил, что когда получается «хулиганство», то тоже нехорошо.

— И это тоже все понимают. Ну, понятно же, зачем и по какой причине Павленский поджег именно эту дверь.

— Ну да — естественно.

— И интерес вызывает, как вы правильно заметили, только то, чем художники готовы жертвовать ради таких действий, — время.

— Хочу добавить. Я считаю, что аскетический путь и жертвенность — это все очень и очень в традиции народовольческого движения. Когда смотришь на Павленского, вспоминается Рахметов. Но — честно хочу сказать — меня перспектива, которая из Рахметова последовала, не очень вдохновляет. Аскетический путь приводит в конечном итоге к сталинизму. Сталин, кстати, был аскетом известным. Что после него осталось? Сапоги, гимнастерка и, говорят, вырезанная картинка из журнала «Огонек», которая была приклеена у него в кабинете. Сталин был аскетом. И большевики все были аскетами. Аскетизм приводит к радикальной дифференциации, что в конечном итоге обязательно приводит к массовым репрессиям. Вот если ты строишь свою жизнь по принципу единой линии, отказываясь от всего лишнего, ты в конце концов и в политике начинаешь так же действовать. Сталин — это аскетический путь российской государственности.

— Среди акционистов 90-х, короче говоря, аскетов не было.

— Нет, мы были эпикурейцами. Мы все принимали, всему радовались, все должны были попробовать. Веселье должно было быть каждую минуту, девушки, алкоголь, наркотики и… «инъекции осмотрительности» (говоря словами Делеза). Свобода — вот наша основная идея. Считаю путь аскетизма абсолютно репрессивным и преступным.»

@темы: арт, копипаста, ссылки

20:31 

Постмодерн подсмотрен
Интервью с Алеком Д. Эпштейном о российском арт-активизме

Интересное есть, но вообще чувак экзальтированный какой-то, особенно как он отзывается о Павленском. Прям царь и бох и допросы его - Кафка с Хакслями вперемешку. Хз, имхо, это больше похоже на диалоги двух уставших радикалов, каждый из которых видит только одну сторону проблемы и не желает и слышать о другой стороне.

А уж эта прелесть вообще:

Требование, выдвинутое Павленским после акции с поджогом двери ФСБ, чтобы его судили как «террориста», кажется мне весьма опасным для судьбы арт-активизма. Все последние годы немногие защитники активистов «Войны» Олега Воротникова и недавно безвременно погибшего Леонида Николаева, трех активисток Pussy Riot, Артема Лоскутова и Матвея Крылова (а все они в разное время были арестованы) доказывали властям, что арт-активистов не за что судить, что они занимаются радикальным искусством, неподвластным Уголовному кодексу. Политическая борьба и гражданский активизм — это, без сомнения, очень важные сферы, но у них другие, отличные от сферы искусства, методы деятельности. Требуя считать себя «террористом», Павленский подтверждает мнение о том, что никакого актуального нонконформистского искусства нет, никакого акционизма не существует, а есть исключительно борьба за дело революции, за «российский Майдан». В тот самый день, когда суд санкционировал арест Павленского за поджог двери ФСБ, Российский институт стратегических исследований, финансируемый, кстати, Управлением делами президента РФ, отметился аналитическим докладом «Современное искусство как инструмент влияния на политику Российской Федерации». Уважая беспримерное мужество Павленского, я считаю крайне недальновидным лить воду на мельницу именно такого отношения к актуальному искусству.

Т.е., если перефразировать: "Все равны перед законом, но художники равнее, пусть Павленский атакует властные институты, а наши уютные арт-институты не надо, не все Павленские, кто-то хочет и акцию сделать, и остаться законопослушным гражданином, да и как вообще нам их легитимировать, если народ не видит искусства, а видит преступников". Хуёвая позиция, если чесн. Ещё и с характерными совковыми риторическими оборотами про всякие мельницы и проч.

@темы: арт, ссылки

22:16 

Огонь у Павленского

Постмодерн подсмотрен



Огонь — новый элемент, с которым работает Павленский. Тело себя тоже ещё не исчерпало, но огонь приносит новые смыслы, обращается к новым аллюзиям, на его основе строится иная художественная стратегия и, что самое интересное, он приводит к несколько иным результатам акции.

Акции, в которых художник использовал собственное тело — своего рода метонимии, художник, словно на карте, показывает на собственном теле то, что происходит с телом какого-либо сообщества или институции. Он как бы даёт своё материальное тело (с органами) в аренду образованиям, чьё тело не является материальным (без органов). Причём эти образования прямо соотносятся с телом художника, оно в той или иной степени зависимо от них или встроено в них. Эти акции ориентированы на чисто российский контекст: это российские образования и тела.

Огонь у Павленского появился в групповой акции "Свобода" в 2014 году, и потому эту акцию, оставайся она единственной, можно было воспринимать как исключение, сделанное для группы. Но сегодня, после акции "Угроза", можно заметить как сходства акций с применением огня, так и отличия их от акций с применением тела.

Прежде всего, как самое очевидное, в огненных акциях художник совершенно не использует своё тело как материал. Материалом служит какой-то предмет, огонь и сам процесс поджигания. Оно и понятно: огненные акции имеют другой вектор. Они направлены уже не на тела, а на действия. Телесные акции были по сути статичными, пространственными, в них большую роль играло отсутствие возможности действовать (говорить, двигаться; акция "Отделение" на этом фоне несколько отличается: в ней действие как раз очень важно, но это действие отрицательно заряжено, инородно телу и, кмк, равняется невозможности защиты (от ножа) как положительного действия тела). Огненные акции действенны, огонь не может быть статичным. Действия эти теперь — это не метонимия, а имитация. Имитация с целью поддержки. В них заложен месседж "Я с вами!", направленный определённым людям, месседж "Я делаю то же, что и вы!". И обе акции связаны с Украиной. "Свобода" — это имитация действий майдановцев, прямая и очевидная. "Угроза" — акция более тонкая. Поджог двери — это имитация тех действий, которые приписывают Сенцову и Кольченко, имитация, которая является куда более явной, чем действия, к которым она отсылает. Иначе говоря, огненные акции, в отличие от уже привычных нам телесных, говорят на другом художественном языке, в их основе лежат другие приёмы, обращённые к другим качествам материала (вместо пространства материала — его изменение во времени и вообще активное действие взамен пассивного бездействия), и реальный контекст, в который они вписаны, уже выходит за рамки России. Отдельно интересно отметить, что по обеим акциям Павленскому пытались (пытаются) шить дело.

Что ж, если пиромания не отпустит художника, возможно, будут новые огненные акции, с которыми можно будет сверить эти первоначальные наброски.

@темы: арт, размышления

18:18 

Постмодерн подсмотрен
Интереснейший диалог двух интересных художников, Анатолия Осмоловского и Евгения Антуфьева о материале

Пост на Сигме приурочен к выставке Антуфьева «Семь подземных королей, или краткая история тени», иллюстрирована фоточками скульптур Антуфьева, некоторые из которых я невозбранно спиздил сюда, ибо они крутые) и копипасточка интересная, да
Осмоловский: <...> Вот скажите, если говорить про ваши скульптуры, которые сейчас будут выставлены. Вы их сравниваете с детскими скульптурами, для площадок и так далее. Но с другой стороны, если поставить такую скульптуру на детскую площадку — туда ребенка будет привести проблематично. Ребенок ведь испугается.


Скульптура на детской площадке, автор неизвестен.

Антуфьев: Возле моего дома были какие-то безумные старички-лесовички, какие-то демоны, головы из пенька, обезьяны с лапами-сучьями, русалки-тотемы. Никогда с ними не играл и не видел, чтобы кто-то играл. Это довольно зловещие вещи. Детям это все совершенно безразлично, они боятся каких-то странных вещей, которых мы никогда не догадались бы бояться. Больше всего они любят и боятся неопределенного: тени, которые еще не сформировались. Шорохи. Я всегда спал под одеялом с головой и это была идеальная защита от всего, что шуршало и трепетало за окном. Хотя я не смог бы сформулировать, что это, не смог бы это нарисовать.

Осмоловский: Выходит, это абсолютно обособленная субкультура получается, причем совершенно неисследованная.

Антуфьев: Это да. Если возвращаться к вашим работам, то ваша серия «Хлеба» — это что-то из детства. Пытаешься заснуть, вглядываешься в обои, ковры, и внезапно все это в галлюцинозе превращается в какие-то лица, фигуры. И несмотря на то, что это орнамент, там есть, как бы это сказать…

Осмоловский: Антропоморфность.

Антуфьев: Да. Абсолютно антропоморфные черты. Мне очень нравится название серии, оно открыто для интерпретации и все равно это некая ритуальность, подношение чему-то.

Осмоловский: В то время я интересовался различными предметами, которые мы не замечаем. Я хотел создать неопознанный объект. Но проблема в том, что традиционный неопознанный объект в современном искусстве — это некое осциллирование, от слова осциллограф. Что-то между мусором и искусством. И я подумал, что хорошо было бы создать неопознанный объект, между искусством и ритуальным, религиозным объектом. То есть непонятно: или это объект искусства, или религиозный объект какой-то секты. И в этом смысле ваши работы, которые вы сейчас делаете, они тоже зависают между ритуальным и художественным.

Антуфьев: Мне нравится, когда выставка превращается в какой-то археологический объект, когда ты смотришь и пытаешься понять, зачем это. Пытаешься расшифровать знаки. Выступаешь в роли археолога. Большинство этнографических и археологических записей основаны на каких-то сплошных допущениях. Представляю, как они входили в египетские гробницы, насколько чуждыми они казались. Образы, которые сложно с ходу атрибутировать, самые интересные.


Немного "хлебов" Осмоловского

И "подземных королей" Антуфьева

@темы: арт, копипаста, ссылки

17:05 

Постмодерн подсмотрен
Работы Сидура из Манежа собираются проверить на экстремизм. Энтео дали 10 суток.

Чо уж тут комментировать...

@темы: facepalm.jpg, арт

17:35 

Постмодерн подсмотрен
Погиб активист, член арт-группы "Война" Лёня Ёбнутый. На работе: упал, спиливая деревья.

Новости выглядят просто блестяще. В новостях сплошные звёзды: "Лёня ****тый", "*** в плену у ФСБ", "****сь за наследника Медвежонка".

Война не выиграна. Но и не проиграна.

@темы: арт

Re-Vision

главная