• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
18:26 

Постмодерн подсмотрен
о впечатлениях дня сегодняшнего позже, а пока

Герман Дробиз.


Сергей Иваныч всю жизнь верен тому, чему его учили в детстве. Например, в детстве его учили читать — и он до сих пор читает. Чаще всего «Книгу о вкусной и здоровой пище». Потому что в детстве его учили постоянно перечитывать любимые книги. А это — его любимая.

читать дальше

@темы: Герман Дробиз, проза

12:28 

Столб и Башня

Постмодерн подсмотрен
Поскольку я в последнее время бессмысленно существую, постить в дневник мне нечего =(Так что я решил сегодня запостить один интересный рассказик Германа Дробиза. Этого рассказа я не нашёл в интернете, так что забивал его самостоятельно, что ненадолго придало моему существованию смысл.


Герман Дробиз, «Столб и Башня»

«Уважаемая Останкинская башня!

С приветом к Вам столб со станции Разуваевка Восточной ж. д. Вы, наверное, получаете много писем от таких, как я. Ну, извините. Но я не из любопытства к вашей популярности. А задать серьёзный вопрос.

Но сначала немного о себе. Я простой деревянный столб, работаю в осветительной сети. Освещаю перрон. Работа несложная. Лампочка в пятьсот ватт в жестяном конусе — весь мой инструмент. Станция маленькая, жизнь идёт от и до. Скорые на Москву у нас не останавливаются, имеем два местных и один рабочий, вот и всё наше расписание. Но не думайте, что жалуюсь на нашу провинциальную жизнь. Народ у нас хороший, простой, душевный. По телевизорам, благодаря Вам, чего только не видят. А когда гуляют по перрону, обсуждают, так что и я в курсе дела.

Но иногда берёт тоска, потому что все интересные события происходят где-то далеко, у Вас в Москве или в других странах. А у нас в Разуваевке ничего не происходит.

читать дальше

@темы: Герман Дробиз, проза

11:38 

Феи деревянного огня

Постмодерн подсмотрен
Раз уж про мифологию речь пошла, подниму старую заметку))

Среди механических и электрических драконов нового века ещё сохранились
эти крохотные создания. Они живут здесь — в небольшом теремочке с
изображением старого самолета о четырёх крыльях. Это феи огня
живого, деревянного. Они спят у себя в домике, но разбуди одну — она
выпорхнет, снимет бурый невзрачный платок и гордо распустит свои огненные
волосы, закружится в буйном танце и будет виться в воздухе, пока волосы
не погаснут. Увы, тогда она гибнет, фея-секунда, фея-мгновение. Но жизнь её
прошла не зря. Спасибо вам, феи, что прикурили мне сигарету. Спасибо, что
зажгли мою плиту. Благодарю за то, что опалили мне бровь и оставили ожог
на руке. Я за это после вашей гибели переломлю каждую пополам, чтобы вам
стало легче.

запись создана: 28.01.2012 в 20:36

@темы: проза, мифология

13:48 

Немного о лени и о собственном творчестве

Постмодерн подсмотрен
До чего же я ленив. Мне лень писать. Вчера и сегодня занимался всем, чем угодно, лишь бы не писать. Играл, читал, тупо валялся. А ведь собирался снова какую-нибудь телегу на основе афоризма сляпать, но... лень. С другой стороны, эта лень спасает меня от унылого графоманства. Если уж я начинаю писать, то благодаря вдохновению. И, например, на ахматовское поэтическое ремесло не способен — сдуюсь быстро. Так и получается от лени писать лишь тогда, "когда невозможно не писать". И потому я малопродуктивен как писатель. И потому работаю лишь с малыми формами. Задумывал повесть, года два назад, несколько глав написал и бросил. Недавно вспомнил, начал было дописывать и бросил. А жаль, идея интересная, но не могу толком композицию составить, оттого топчусь на месте, оттого и охота пропадает. Вместе с вдохновением.

читать дальше

@музыка: слова

@настроение: задумчивое и немного грустное

@темы: самоанализ, проза, поэзия

15:25 

Весёлая сказка с элементами травестии

Постмодерн подсмотрен
Жил-был в одном посёлке парень по имени Тоталитаризм. Был он открытым и
честным, и прямо говорил односельчанам: «Я — Тоталитаризм, и всё будет
так, как я желаю. А кто против, с тем разговор короткий!» За это не
любили его люди, дрались с ним часто, отстаивая собственное мнение и
собственные желания. А Тоталитаризм очень хотел быть любимым. И понял
он, что честностью и прямотой не добьёшься ни любви народной, ни власти.
Тогда сказал он односельчанам: «Я вижу, что вы меня не любите. И потому
я решил уйти из посёлка! Навсегда!». Новость была встречена людьми
радостно, они даже проводили Тоталитаризма до околицы. Но Тоталитаризм
не думал уходить. Отойдя подальше от посёлка, он переоделся, нацепил
парик, нанёс на лицо макияж и превратился в очаровательную девушку. В
облике девушки вернулся Тоталитаризм в посёлок, и его там не узнали. Все
обрадовались новому жителю, тем более такой прекрасной девушке. «Как
тебя зовут?», - спросили её. «Демократия», - застенчиво ответил
Тоталитаризм. Да, теперь он знал, как надо действовать: скрытно и
лицемерно, с добродушной улыбкой на лице...

@настроение: противно

@темы: проза, безделки

22:43 

Про двух братьев

Постмодерн подсмотрен
Вадим и Виктор - братья-близнецы. В 18 лет они ушли из отчего дома в
разные стороны и с тех пор не виделись. Однако их жизни протекли очень
похоже. Сравним лишь некоторые эпизоды.

читать дальше

@темы: проза

09:10 

Засуха

Постмодерн подсмотрен
Утро оказалось тихим, поэтому я сумел различить, полежав, проснувшись,
пару минут, частое лёгкое потрескивание. Я встал, привлечённый этими
звуками. В воздухе царило некое напряжение, словно что-то незримо
присутствовало, это было как лёгкое гудение включённого телевизора,
только эфемернее, тоньше и совсем беззвучно. Что-то вроде мелкой
вибрации раздражало осязание. Пахло озоном, но на языке был лёгкий
металлический привкус. Окружающее отличалось предельной резкостью,
чёткими линиями, словно ранним утром спросонья. Казалось, что я нахожусь
в полупроводнике, ожидающем новый прилив тока. Настенные маятниковые
часы замерли. Я попытался вновь их пустить, но маятник не хотел
колебаться и, поднятый, падал в состояние равновесия, где и оставался.
Совсем иначе вёл себя компас, лежащий на столе под часами: его стрелка
шла по кругу наподобие секундной. День становился всё удивительнее. Я
внимательно оглядывал комнату, замечая новые изменения: из дырочек
электрических розеток шло лёгкое свечение, настолько слабое, что после я
решил, что это был обман зрения; стёкла герметичных пластиковых окон
покрылись морозными узорами, в которых угадывалась схема магнитного поля
Земли; на верхушках домашней телевизионной антенны зажглись Огни
Святого Эльма; лампочка задымилась изнутри и не включалась. Наконец, я
увидел, что вместо зеркала в стене образовался проём.
читать дальше

@темы: проза

12:13 

Гранат

Постмодерн подсмотрен
Соки выработаны из цельных плодов по новейшей технологии.

Этикетка


Вера аккуратно сняла с граната кусочек кожуры и
сначала ничего особенного не заметила. Но, едва потянувшись за большими и
аппетитными красными зёрнами, она тут же с испугом отдёрнула руку.
Среди зёрен, на месте одного из них, свернувшись, лежал ребёнок. Он был
розового цвета, так что несильно отличался от зёрен, поэтому Вера его и
не увидела сразу. Из живота ребёнка куда-то в глубь граната тянулась
пуповина. Вера поняла, что этот ребёнок ещё не родился, и взглянула на
свой живот. Он стал плоским, словно и не было никогда шести месяцев
беременности. Материнским чутьём Вера поняла, что теперь её ребёнок
живёт не у неё внутри, а в этом гранате. "Ой, а если бы я не снимала
кожуру, а разломила гранат?" , "А если бы я не заметила ребёнка и съела
его?" - почти одновременно вспыхнули в её сознании две испуганные мысли.
Теперь Вера боялась держать фрукт, не доверяя трясущимся рукам. Она
положила его на подоконник, под лучи ласково греющего летнего солнца, и
осторожно, словно боясь потревожить дитя, вышла из кухни.
читать дальше



@темы: проза

11:52 

Чёрная линия

Постмодерн подсмотрен
Тельцов возвращался со своей унылой и скучной работы домой. Была весна,
вокруг вяло плавился снег, образуя различной формы чёрные пятна и линии:
проступали грязная земля и асфальт. Оставшийся снег спрессовался и
почернел; особенно много его (грязного) было по обочинам дороги. По
проезжей части текли бурые и коричневые ручейки, некоторые были покрыты
радужной бензиновой оболочкой. Проезжающие машины разбрызгивали грязную
воду на себя и в стороны: на другие машины и - с наибольшим злорадством -
на прохожих. Тельцов стоял у светофора и ждал зелёного света, поэтому
вскоре забрызгали и его, усугубив ощущение неприятного и мерзкое
настроение. Вскоре загорелся грязно-фиолетовый кружок, заменявший на
этом светофоре зелёный, и через некоторое время водители решили
остановиться. Тельцов стал переходить проезжую часть. Справа и слева от
себя он видел лишь злобные железные (грязные!) морды автомобилей. Дорога
казалась чуждой городу и миру людей, она была как иная планета посреди
родной. Тельцов, испытывая инстинктивный страх перед чуждым, всегда
переходил дорогу быстро, чтобы скорее исчезла эта робость и ощущение
постыдного чувства унижения слабого перед мощной и страшной силой. Едва
он дошёл до обочины (рубеж человеческого мира), погас свет фиолетовый, а
жёлтый не зажёгся, будучи перегоревшим, и машины, бешено взревев, вновь
кинулись в путешествие по своей жестокой планете.



@темы: проза

18:35 

Глазок

Постмодерн подсмотрен
Некто, услышав стук в дверь, подходит, прислушивается, но слышит только
тихий мелодичный хрустальный перезвон за дверью. Удивившись, некто смотрит
в глазок, но вместо лестничной клетки и дверей соседских квартир он
видит цветные симметричные узоры. Некто отшатывается, но после смотрит
снова и видит всё тот же калейдоскоп. Некто открывает дверь, но за ней
лишь тёмный подъезд. Некто замечает, что на каждое ожидание, продиктованное
логикой, находятся свои но, но считает, что это в порядке вещей. Некто
закрывает дверь, уходит, ложится, пытается
уснуть, но, наоборот, просыпается...

@темы: проза

19:26 

У двери

Постмодерн подсмотрен
Есть однообразный коридор, настолько длинный, что не видно его концов, а
параллельно идущие стены вдали сходятся. Каждые три метра на потолке
установлена длинная ребристая лампа дневного света. Окон в коридоре нет — с
двух сторон тянутся лишь двери, одна напротив другой, все одинаково
окрашены и отличаются лишь номерами. Ежедневно с восьми часов у каждой из
них стоят длинные очереди из худых согбенных людей с грустными или
тревожными лицами. Никто ни с кем не разговаривает — каждый молча носит в
голове свои угрюмые мысли и не доверяет другому, а другой гордится и
радуется, что он раньше в очереди, чем третий, и из важности даже не
смотрит в его сторону, третий же тому завидует и демонстративно
отворачивается. Двери открываются внезапно и в коридор; часто они больно
бьют, а то и убивают некоторых людей, стоящих особенно близко. Оставшиеся
нетронутыми этому лишь радуются — очередь становится меньше. Ровно в
семнадцать часов все двери закрываются изнутри на ключ, оставшихся в
коридоре людей кто-то выгоняет, хотя неизвестно, где вход и где
выход. Однако люди каждый день в восемь часов появляются и в семнадцать
исчезают. Во всём коридоре не открывается лишь одна дверь.И лишь один
человек никогда не покидает коридор.Он сидит на полу возле этой двери и
ни на что не обращает внимания. Одни говорят, что это посетитель, тщетно
стучащийся к секретарю с какой-то просьбой, а секретаря давно нет, и даже
отдел расформировали, а кабинет навечно заперли. Другие считают, что
это, наоборот, секретарь, случайно вышедший в коридор и не успевший
вернуться в кабинет до семнадцати, а в восемь дверь не открылась именно
из-за отсутствия секретаря в кабинете.Вполне возможно, что дверь
закрылась сразу после того, как секретарь вышел, поэтому-то секретари не
покидают своих кресел: кабинет, потерявший обитателя, сам себя закрывает.
Сидит этот человек в коридоре у единственной неоткрывающейся двери, видит
каждый день бесконечные очереди и очереди очередей, хлопающие
двери, тёмных личностей, выгоняющих в семнадцать часов посетителей, мигание
включающихся в восемь часов ламп и внезапную тьму, когда эти лампы
кто-то выключает. Сидит и не обращает на это всё внимания. Его интересует
только дверь...


@темы: проза

21:15 

Апория о комнатах

Постмодерн подсмотрен
Человек оказывается в богато обставленной комнате: со всевозможной
мебелью, техникой, коврами, необыкновенными
обоями, украшениями, картинами, книгами... Из комнаты два выхода — можно пойти
в любой. За дверью человек увидит в точности такую же комнату, со всем
тем же, что и в предыдущей,— но! — на самом деле в этой второй комнате
что-то поменялось по сравнению с первой, однако это отличие настолько
ничтожно, что человек его просто не замечает (может
смениться, скажем, оттенок цвета мебели или излом линии в узоре
обоев, или (буквально на миллиметр!) месторасположение стула). Из этой
комнаты также есть дверь дальше — а там тоже комната, неуловимо
отличающаяся от предыдущей, а за ней — ещё одна, в чём-то непохожая на
соседнюю. Человек идет из комнаты в комнату — а количество комнат
огромно, наверное, даже бесконечно. Уже двадцатая комната заметно
отличается от первой, но человек этого не понимает, не осознает, так как
изменения проходили крайне медленно, и считает, что и двадцатая комната
идентична первой. Сотая комната уже разительно непохожа на первую, а
двухсотая тем более, но человек, дойдя до нее, продолжает думать, что
комната ни капли не изменилась. Человек будет идти дальше, вскоре белое
станет черным, а правое — левым, но он будет считать, что так оно и было с
самого начала, с первой комнаты.


@темы: проза

13:39 

Не показывает

Постмодерн подсмотрен
Проснувшись утром, я включил телевизор. На экране был "снег", это быстрое
шевеление чёрно-белых пятнышек, словно копошатся некие насекомые или
сыпятся конфетти, нарезанные из газеты. И куда бы я ни
переключал, изображения не было, ни один канал не показывал. И я понял, что
наступил конец света.
Дабы убедиться в этом, я поднялся с постели, подошёл к окну и раздвинул
шторы. За стёклами был всё тот же "снег". "И окна не показывают, — подумал
я. — Наверное, от мира отключили антенну". Я хотел открыть окно и высунуть
руку, но побоялся того, что "снег" может залететь в комнату и уже
совершенно ничего не будет показывать. Вот так, оказывается, выглядит конец
света.

Однако после полудня изображение в окнах появилось. Более того — все
каналы телевидения показывали. Я обрадовался — стало быть, это был не конец
света. Видимо, в нашем мире проводилась профилактика.


@темы: проза

02:07 

Покаяние Каина

Постмодерн подсмотрен
Как понять Тебя? Ты несправедлив, словно катящийся под уклон камень. Эту
глину оживил я, превратил её в мать, в почву; каждый мой колос получает
нужное среди бесплодного пространства. Я ращу хлеб и питаюсь лишь
им. Брат мой растил мясо и ел одно лишь мясо. А его мясо ело хлеб, который
я посеял и возвёл. Как бы он разводил своих агнцев без меня? Они не
едят глины, они бы умерли от голода в этой пустыне. Но я не с этим к Тебе
обращаюсь.

Боже, не Ты ли учил любви и неубиению? Всякая животная тварь, от
насекомого до человека живёт Твоим Духом, как же её убивать — ведь это
убивать Тебя! Хлеб также растёт благодаря Тебе, но он не одухотворён
Твоим дыханием, ведь он создан для собственной смерти, но человеческой
жизни. И что же Тебе приносить в жертву? Животное? Отнять частицу Твоего
Духа и вернуть Тебе обратно? Это бессмысленно. Я считал, что лучшая
жертва Тебе — хлеб, который я отрываю от себя, который я не съем, а отдам
Тебе в знак высшей любви, буду голодать, чтобы эту любовь доказать. И на
алтарь принёс я самые богатые, густые колосья, а сам ел скудно и редко.
"Возьми мою великую жертву, Боже!"— кричал я, но не снисходил ты к алтарю.
А брат мой убил самого жирного и большого агнца, в который раз уже залил
свои руки кровью невинного животного, отнял Твой Дух и отдал Тебе
обратно, будто Ты не мог его и Сам забрать в своё время. После этого брат
мой не голодал — у него запасов пищи гораздо больше, чем у меня. Жертва
его была легка и недостойна вообще называться жертвой. Однако
Ты, Боже, сошёл к алтарю Авеля и принял агнца его. Что же мне было
думать, Господи? Ты не взял мою жертву, а значит, я Тебе не нужен.
Господи, я хотел быть нужным.

Видя, какую жертву Ты выбираешь, я решил принести такую же. Ты
хочешь, чтобы ради Тебя человек пошёл на преступление Твоих же законов и
заповедей и убил невиновного? Авель убил всего лишь скотину, но я принесу
больше его, и Ты полюбишь меня, Боже, полюбишь сильнее брата моего. И я
принёс в жертву Авеля.

Что же, Боже? Что же произошло? Как понять Тебя?


@темы: проза

09:57 

В тумане

Постмодерн подсмотрен
1.

Стало уже неважно, куда шёл Ёжик до этого, потому что дорога исчезла,
и что он нёс, ведь лап также не было видно, разве что поднести их к
самому носу. Ёжик это и сделал, желая убедиться в сохранности узелка -
тот был на месте.

Ёжик сам толком не знал, зачем он зашёл сюда. Начинался путь его с
определённой точки А - его вечернего домика. По всем расчётам Ёжик уже
должен был прийти в В - ночной сад Медвежонка - и считать звёзды.
Бесконечное количество звёзд на своей стороне трубы. Часть уже была
сосчитана, составляла она примерно бесконечность. Ёжик взглянул вверх -
ни звёзд, ничего, всё так дымчато... Непонятно, вечер ещё или уже ночь. А
может утро? И непосчитанные за ночь звёзды разбежались, почуяв свободу
от Ёжика? "Возможно, - подумал Ёжик, - они состоят из такого же тумана,
поэтому никак не могут понять свою разреженную слепую сущность. Если их
не считать, они заблудятся в себе", - решил Ёжик.

А пока только он сам заблудился. Кажется. Похоже на то...

Какой-то образ заставил его спуститься сюда. Надо бы вспомнить,
какой. Не собственное отражение в луже. Не безобразная птица за спиной,
заинтересовавшаяся собственным отражением в луже и звуком искажённого
собственного голоса. Не звук искажённого собственного голоса, пущенного в
колодец и вернувшегося оттуда разбитым о каменные стены и неожиданно
жёсткую воду. Нет, не это калечное эхо.

Ах, да! Этот образ сродни туману - Лошадь! Она выглядела как
причудливый туманный протуберанец. Но всё-таки она была гораздо гуще,
вплоть до плотности, телесности.

Образ Лошади в общем контексте запустил в движение мыслительный
механизм колючего ежиного сознания, и тот сгенерировал вопросительную
мысль: "А если Лошадь ляжет спать - не утонет ли она в тумане?" Искать
ответ и спустился Ёжик в эту густую, но разреженную субстанцию.

Вот так пешеход выходит из пункта А в сторону пункта В по
алгебраически чёткому осенне-вечернему лесу, но, наплевав на формулы и
решения, никуда не приходит вовремя, застревая в тумане, весьма туманном
для математики.

читать дальше

@темы: проза

Re-Vision

главная