Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Ссылки (список заголовков)
12:09 

Постмодерн подсмотрен
На Литкарте выложили второй номер Воздуха за 2016, а там просто замечательная

Подборка Андрея Родионова и не менее интересное

Предисловие к ней от Ильи Кукулина

плюс • отзывы других поэтов
и • интервью

Я давно не читал Родионова, а он успел просто удивительно измениться, стал лиричнее, короче, интереснее и многограннее. Всё самое важное о новом Родионове сказано Кукулиным, и о важности восьмистишия, и о развитии приговского подхода, именно развитии, а не зацикливании: появляется вполне себе отчётливый лирический герой, в чём-то схожий, чем-то отличный от приговского (если таковой вообще есть, у Пригова взаимоотношения с лирическими и нелирическими субъектами были, конечно, в принципе сложными), и он умеет говорить что-то кроме автоматического дискурса, он без маски, классически "нераздельно-неслиянный" с автором, но то и дело обломки медийного дискурса встревают в его речь, иногда даже слишком отчётливо по-приговски. И этим, я думаю, он близок многим из нас, которые в постоянном онлайне мониторят всяческие медиа и через них узнают о происходящем в мире. Я лично о новостях своего Мухосранска ничего практически не знаю, зато переживал о смерти Немирова, будто Он что, знакомый твой? Знакомый, блядь, знакомый, и прочий хайп то и дело лезет в мою жизнь, точнее, я сам его ненасытно ищу. Ну ты понел суть.

Но мне, как всегда, особенно близка лирика, такая, без лишнего пафоса, а по-японски наблюдательная, или дейктическая, как сказали бы (я ещё в том году начал пилить пост о роли дейксиса в современной поэзии, но забыл про него, надо допилить как-нить), и тут Родионов тоже меня порадовал, пусть его лирика и сплетается с политическим, но как выходит всё равно классно:

11 ноября

Впервые за весь день я выглянул в окно
А там такое это самое
То, что давно уже предрешено
Три тени и сияние странное

Я путешествую давно, я как Улисс
Но что сияет даже через занавески
Три птицы в небо поднялись
А в небе дверь, зажжённая Павленским


Последний образ на себя стянул всё стихотворение, такой он мощи, при этом он тоже оттуда, из медиа, но переработан так, что стал удивительно лирическим, не теряя при этом собственных истоков. Он как бы сам по себе не принадлежит Родионову, его создатель Павленский, но Родионов его очень круто использовал в собственном контексте, отчего тот заиграл новыми красками. Или:

19 ноября

Глядел на небо. Вспомнил, в девяностых
Покрасить в театре половик мне в чёрный дали
И я, поскольку был халтурщик злостный
Его покрасил в цвет сегодняшней небесной дали

Увидев половик, начальник замер от тоски
Как я сейчас, когда глядел на небо
Он приказал заклеить всё кусочками фольги
А называлась эта опера — «Богема»


Тут работает типа сравнение, но оно немного не такое, к какому мы привыкли. Чтобы передать свои чувства от неба, лирический герой сравнивает их с как бы "более понятными" чувствами начальника от халтурной работы. При этом обе стороны сравнения переплетаются, они не разделены, как бывает обычно, нас то отправляют в 90-е, то снова возвращают "сюда", в 19 ноября, образ постепенно раскладывается на отдельно цвет неба и отдельно "тоску" от него, и только через такой приём появляется возможность сказать о своём даже общими словами (ведь прямо и намеренно используется стёртое общее слово "тоска", но какая именно это тоска можно понять только из всего текста). И это помимо тонких отсылок к театральности, бутафории vs искренности (и даже не совсем vs, там тоже непросто всё, ведь "цвет неба" был сделан из-за халтуры, а добросовестная работа заключается в украшении блёстками фольги)

Такие вот крутые вещи делает нынче Родионов, перечитывать и перечитывать.

@темы: поэзия, ссылки

14:20 

Доступ к записи ограничен

Постмодерн подсмотрен
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:00 

Постмодерн подсмотрен
А вот вам ещё охуительные истории с Ариона: Елена Невзглядова (чот часто её имя стало появляться тут) сделала этакое • виртуальное интервью с Мандельштамом. Тут имеет место ловкость рук и никакого мошенства: Невзглядова своими репликами задаёт необходимый ей контекст, куда потом вплетает подходящую цитату Мандельштама (и похуй, что она могла быть в ином контексте) — и вуаля! Мандельштам наш! Точнее, её. Потому что по сути Невзглядова просто присваивает Мандельштама и весь его статус себе. И до какого-то момента это терпимо, ну самоутверждается себе влажными фантазиями о том, что Мандельштам на её стороне и разделяет её вкусы и взгляды (для эффекта можно в паре взглядов не согласиться, скажем, на поэзию Цветаевой), но когда имя Мандельштама просто-напросто используют в качестве оружия для расправы с конкретными хорошими поэтами, тут начинает припекать. Понимает ли Елена, что уж у кого-кого, а у Василия Бородина Мандельштам живёт и дышит в гораздо большей степени, чем у, блядь, Кушнера того же? Это же даже просто неэтично и некрасиво по отношению к самому Осипу Эмильевичу: брать его имя и статус и присваивать себе. Ну ладно в качестве такого интерактивного ознакомления со взглядами Мандельштама — это сделано интересно. Но впутывать его в собственные дрязги — это как-то фу.
Лучше честно взять собственно стихи Мандельштама, особенно поздние, и сравнить с Бородиным и Кушнером. Это будет иллюстративнее всяческих спекуляций над безответным поэтом.

@темы: facepalm.jpg, поэзия, ссылки

10:05 

Постмодерн подсмотрен
Есть такой сайт вроде как критики "Rara Avis", ну он довольно консервативной направленности и в фокус моего внимания попадает редко, но тут они решили новую рубрику замутить: взять, значит, современного поэта и попытаться его объяснить через один его характерный приём. Я хз, нахуя было начинать с Сен-Сенькова, но начали именно с него — и очень зря. Критик проявил совершенную некомпетентность и неспособность увидеть никаких характерных приёмов поэта вообще. Ну вот, почитайте. Проблема тут прежде всего в том, что критик смотрит вообще не туда, не видит тех приёмов, которые реально характерны для Сен-Сенькова и его обращения с поэзией, а подходит с каких-то совсем устаревших позиций, ну, или если кому не нравится слово "устаревших" — неподходящих. Какие нахуй "метафоры, сравнения и прочие риторические фигуры"? Что за школотронная херь по типу "автор хотел сказать" и совсем плоские попытки интерпретации? Это же Сен-Сеньков, в стихотворении "SMS ДЛЯ ТЕХ, КТО СТОЯ ЧИТАЕТ В МЕТРО" важно прежде всего наложение разных медиа друг на друга, их противопоставление и взаимопроникновение. Да, речь идёт о поэтической книге и СМС. Стихотворение далеко не новое, оно было ещё в книге 2006 года, если кто помнит, в те годы транслит в смс был нормой в силу разных причин, я вот, например, его использовал потому, что латиницей вмещалось больше знаков в одно сообщение, это было дешевле. Латиница и кириллица тут сталкиваются не только потому, что автор и читатель из разных языков, но и потому, что тут сталкиваются книга и смска и так или иначе задействованы проблемы перевода: как стихотворения с одного языка на другой (с непоправимыми лакунами в итоге), так и сообщения из одного медиа в другое. Но главная промашка тут вот в чём: перепишем стихотворение без применения латиницы (что, в принципе, легко проделать в уме). Или просто прочтём вслух тому, кто не смотрит в текст. Основная мысль по-прежнему ясна, ведь взаимоотношения читателя, стихотворения и автора просто пересказываются: «собирается постучаться», «долго стоит перед дверью», «решает разрушить стихотворение», «стихотворение хочет познакомиться». Это же пиздец какой-то, огромный пласт смыслов, и важный пласт, просто пропал, а критик и в хуй не дует.
С применением имени Кольриджа сложнее, возможно, тут имело место реальное событие в жизни автора, которое и натолкнуло его на стихотворение: увидел, как кто-то читает Кольриджа, и пришла в голову идея взаимопроникновения разноязычных во всех смыслах миров. На такое можно было бы обратить внимание как на характерный современный приём: отсылки к опыту, которого читатель и знать не знает, это важный приём. Но критик снова смотрит мимо и пытается понять, почему цвет занавесок не соответствует настроению героя.

Так вот, в целом никаких приёмов критик так и не указал, не нашёл, выстрелил вхолостую, проглядел. На примере этого стихотворения была возможность порассуждать о визуальной выразительности шрифта или о привлечении опыта, который не может быть известен читателю, и оттого возникает тёмное место текста, один из приёмов постконцептуализма, можно было порассуждать об особой телесности текстов Сен-Сенькова, которые как бы мини-фильмы и вещи в себе, но нет, ничего этого нет, Сен-Сенькова тут нет, есть только досужие домыслы и немочь критика. Такие дела.

UPD. Эту статейку не оставил без своего язвительного внимания и Дмитрий Кузьмин. Кроме того, он разъяснил появление в тексте именно Кольриджа: мне стыдно, что я забыл (не то чтобы забыл, но забыл о его связи с Кольриджом) этот один из интереснейших сюжетов мировой поэзии, о котором писал, кстати, и Борхес — это приснившаяся Кольриджу под веществами поэма "Кубла-Хан", из которой он успел записать лишь фрагмент, когда к нему внезапно постучался некий человек, и остаток поэмы вылетел у Кольриджа из головы. Я же говорю, взаимопроникновение двух миров.
запись создана: 16.12.2016 в 17:16

@темы: поэзия, ссылки

19:19 

Постмодерн подсмотрен
Прометей окартиненный

Вчера начался Артдокфест, всё это прекрасно, но мимо меня. Зато на Кольте Василий Корецкий оставил прекрасный отзыв на фильмы о Павленском и Шалыгиной, с которых (фильмов) Артдокфест и стартовал. В общем, фильмы слабые, плакатные и о Павленском как человеке и его художественном проекте ничего нового не говорят. Зато об этом новом апофатически как бы говорит сам Корецкий, почитайте.

@темы: арт, ссылки

15:03 

Постмодерн подсмотрен
Пара интересных ссылок с Горького:

Редакторы "Транслита" рассказывают о своих литературных предпочтениях.

Кстати, название относится не ко всем книгам, это уже редакторы Горького постарались, там довольно интересное размышление о глубоком и широком чтениях и возникающих вследствие каждого белых пятнах, которые могут ликвидировать некие вроде бы левые книги, которые и названы "порталами".

Интервью с Александром Шаталовым

Шаталов — поэт и главред издательства "Глагол". Вспоминает о том, как издательство начиналось, как издавал Лимонова, Берроуза, Буковски и книги авторов, так или иначе связанных с гомосексуализмом (Евгений Харитонов, "Комната Джованни" Джеймса Болдуина, "Я сам себе жена" Шарлотты (Лотара) фон Мальсдорф). Всё это ещё в советские годы, хоть и в период перестройки. Очень интересно читать, на самом деле, куда проще и доступнее, чем транслитовцев)

@темы: ссылки

11:18 

Постмодерн подсмотрен
Вокруг "Поэзии" всё продолжают спорить. Казалось бы, а вот. • Снова Абдуллаев, на этот раз в "Октябре" , слегка остывший и полояльневший (впрочем, он не особо и хейтил) к учебнику. Но с лукавой улыбкой доброго полицейского. Наверное, именно эта улыбка снова подорвала Кузьмина, и он не смог пройти мимо статьи, не ответив к себя в ЖЖ, как водится, высокомерно и уныло. Но была в его посте неплохая ссылка на журнал Блядский цирк "Цирк Олимп", и там он вполне неплохо, ясно и просто (тоже не без высокомерия, но к этому пора уже привыкнуть, как, знаете, привыкаешь к Марксам-Лениным в совеццких научных трудах и тупо игноришь, вычленяя главное) поясняет за Вавилон, Воздух, учебник и историю его создания, а также современную поэзию. Очень полезная беседа, правда
вот она

Даже если 900-страничный том "Поэзии" сжечь, он даст меньше тепла, чем пердаки обсуждающих его.

@темы: поэзия, ссылки

22:28 

Постмодерн подсмотрен
Я вот в принципе хорошо отношусь к стиховой концепции Елены Невзглядовой, которая считает фундаментальным различием прозы и стихов различие синтаксическое, перераспределение ритма, размерность стиха, мелодическая пауза, вот это всё. Но в целом она, конечно, ориентирована на консервативный тренд. Тут недавно узнал, что её мужем является тот самый Кушнер. И вот немного припекло мне от вот этой её статьи в Звезде, тоже, кстати, журнале консервативном.

Статья эта про знаки препинания в поэзии. Начинается она, кстати, отлично: каждому знаку препинания Невзглядова находит своего поэта и на примере показывает значение этого знака в поэтической речи. Всё круто ровно до того момента, как её внимание переключается на современный жест отказа от препинаков. И тут внезапно включается некая старая брюзга, которая теряет всякие аргументы, в том числе увиливая от собственной стиховой концепции, отказывается от презумпции осмысленности и, словно типичный критек из интернетов, считает, что непонятное ей лишено смысла в принципе. Пытается критиковать стихо Нади Делаланд, но бьёт мимо чуть не в каждом слове (так, только с медведем на ухе нельзя услышать, что в первой строке не òсень, а осèнь, явный окказионализм мужского рода (и конец стихотворения о том же, там прилагательное "осèнья" ), а теплится запах именно в нору, внутрь, не в норе, внутри, так что нет никакой путаницы падежей). Разговоры о смерти наработок футуризма в 2К16 вообще как-то странно выглядят. Монотонность стихотворного размера может разбавляться не только через синтаксис, но через многое другое. И, конечно, особо смешно говорить "ну вот в иностранной поэзии это норм, а у нас-то духовность и свой путь" и "знаете, я не слышала хороших авангардных стихов, значит, их нет" (я бы после казуса с осèнем не особо доверял такому слуху).

Кароч, я понимаю разговор "знаки препинания это круто и вот почему". Но зачем переходить на разговор "а вот их отсутствие это плохо, потому что знаки круто, а вы без такой крутости, как так то, я не вижу смысла, аууу, шарлатаны блядь"? Нахуя? Ну это уровень плинтуса. Грусна.

@темы: ссылки, поэзия, литвед

08:49 

Постмодерн подсмотрен
Ю. Орлицкий про раёшный стих

Раёшный стих имеет будущее. Сейчас, когда уже верлибр не является диковинкой, основной упор передовой поэзии переносится в область сложного композиционного ритма. Раёк в таком случае позволяет очень гибко, на уровне верлибра работать с ритмом, но добавляет ещё измерение рифмы. Краткий исторический экскурс по райку проводит Юрий Орлицкий в Арионе. Откуда этот стих пошёл, как развивался и где используется сейчас (почему-то не был упомянут Богомяков, поэтика которого прямо основана на райке, в том числе пользуется и его фольклорным ореолом. Зато есть пара слов про рэп, это справедливо, но приведённый пример лучше не читать. А ещё — раёк в виде мнимой прозы от Кирсанова, интересно).

@темы: литвед, поэзия, ссылки

13:30 

Постмодерн подсмотрен
Беседа с Марком Липовецким

Липовецкий всегда размышляет качественно и интересно. В этой беседе на Гефтере он говорит о том, что в России литературоцентризм никуда не пропал, просто переместился в политическую плоскость. И ещё много годного про современную литературу, толстые журналы, массовую культуру, канон и авангард, политику и прочее.

@темы: ссылки

18:32 

Постмодерн подсмотрен
В НЛО оказалось мало интересного, вот разве что парочка обзоров на книжки о популярных жанрах, НФ и сериалах.

Культурная история научной фантастики как популярного жанра

Обзор англоязычных книг о НФ. Но не просто НФ, а прям с рефлексией по поводу жанра как такового (отличия классических жанров от популярных) и жанра НФ в частности. Разница между классической жанровой системой и системой популярных жанров очевидна. Названия классических жанров даны исследователям самим литературным процессом, а историческая реконструкция генезиса и развития референциальных логик, относящихся к именам и жанровым понятиям, практически неосуществима. Популярные жанры, напротив, родились недавно, возникновение или хотя бы ранние случаи употребления их жанровых имен известны ученым, а процессы ассоциации имени и жанрового содержания представляют интригующий диалог между агентами литературного процесса (авторами, издателями, критиками, простыми читателями и др.) в доступном изучению медийном контексте. С упором на колониалистические штудии: Научная фантастика всегда ассоциировалась с идеей прогресса (технического, социального и др.), однако, как заметил Ф. Джеймисон, устремленность научной фантастики в будущее — лишь иллюзия, а истинная область интересов жанра лежит в настоящем, воспринимаемом как «прошлое чего-то грядущего». Колониальная экспансия Британской империи нашла отражение в особом типе приключенческих романов о путешествии в затерянный мир; последний — объект и жертва цивилизующего импульса стран Запада. Освоение затерянного мира рассматривается как путешествие в прошлое западной цивилизации, буколическую утопию, еще не подвергшуюся социотехнической модернизации.

А вот в тему, хотя и не с НЛО:

Краткая история постсоветской фантастики

Это с того же Горького, автор — Мария Галина. История и вправду очень краткая, но интересная.

Возвращаясь к НЛО:

Сериалы: от викторианских романов до видеоигр

Это обзор на сборник статей, посвящённых феномену сериальности. История сериальности, берущая начало ещё в 19 веке, тех самых викторианских романах, например, + теория сериальности: как меняется само понимание сериальности, как выяснить её суть (для этого надо рассматривать не только нарративные сериальные тексты, но и ненарративные вроде кулинарных серий, например), как соотносится фрагмент сериала и сериал в целом (фрагмент — штука одновременно и законченная, и незаконченная, а вообще, это, пожалуй, главная проблема сборника — проблема взаимоотношений цельности и фрагментарности), как в сериалах формировался открытый финал, как сериалы делали своего — ненасыщаемого — читателя. Очень увлекательная штука, там даже про видеоигры есть (их фрагментарность, конструируемая особо, как выбор игрока, правда про это в обзоре сказано немного и только про Фоллач).

И ещё одна ссылка с "Нового мира", мимо которой я не могу пройти:

Владимир Новиков об учебнике "Поэзия"

Это вот другая крайность, как по мне: отзыв чересчур апологичен. Есть то, что действительно важно защищать, а именно — выбор поэтического материала (Новиков не "вавилонец", но он явно симпатизирует Айги и Азаровой, а Азарова — одна из авторов учебника; с другой стороны, не менее он интересуется тем же Быковым и тоже почему-то считает его (а ещё и Полозкову) достойным войти в учебник, хотя у него есть внятная статья о том, что Быков и Азарова — два разных полюса (впрочем, в конце той статьи он говорит, что, мол, оба нужны), а в целом же Новиков куда ближе "традиционалистам" ), но банальную подачу некоторых разделов всё же сложно воспринимать как плюс. Однако, я согласен, что стиховедческий раздел в учебнике вышел очень даже неплохим. А вот эти выводы я прям скопирую сюда, даже если их не так просто вычленить из учебника, они очень верны сами по себе:

Так вот, по прочтении учебника можно указать на формально-содержательные особенности русской поэзии начавшегося века. Главных — четыре.

— Нейтрализация противопоставления верлибра и метрического стиха: верлибр более не диковинка и не вычура. Сегодняшний поэт может слагать верлибры, может работать с классическими размерами, может их сочетать в одном произведении. Возможна в свободном стихе и непредсказуемая рифма. «...Свободный стих открыт для любой поэтической задачи» — это теперь понятно и детям.

— Нейтрализация мотивированности и немотивированности поэтического высказывания (критерий непременной логичности, ясности, «понятности» остался в прошлом).

— Усложнение поэтического субъекта: поэт ведет речь не столько от имени «персоны», сколько от имени мироздания.

— Сокращение риторического элемента — вплоть до его полного устранения.

Таков сегодня поэтический мейнстрим. В этом русле работают многие эстетически значимые и не слишком старые поэты, по тем или иным причинам не попавшие в иллюстративную часть учебника («Читаем и размышляем»). Что делать — любой хрестоматийный подбор всегда «синекдохичен», это часть, дающая представление о целом.

А дисциплинированная метрика и рифмовка, правдивый стихотворный рассказ о себе любимом в рамках здравого житейского смысла и «правильной» речи — это для нынешней поэзии день вчерашний.

@темы: литвед, ссылки

21:49 

Постмодерн подсмотрен
Константин Мильчин про Нобелевку и Дилана

Если кто не знает, "Горький" — новенький, прям блестящий сайт о литературе, книгах и чтении, довольно годный, хоть и назван в честь любимой сталинской шлюхи. Там работает Лев Оборин, это вызывает доверие.

А статья не столько о заслугах Дилана, сколько о том, что это значит, когда присуждают Нобелевку, почему именно субъективность жюри является необходимостью премии и почему хейтеры выбора жюри будут всегда.

Ответ простой — премия поощряет регион, жанр, метод. Она ставит на него штамп «годен», «первый сорт», «не проходите мимо». И миллионы литераторов из того же региона, жанра и метода понимают, что их труд не безнадежен. Не Мо Янь получает, а китайская литература. Не Элис Мунро, а жанр рассказа. Не Светлана Алексиевич, а полифония. И так далее. В этом году победил не Боб Дилан, победила традиция песенной поэзии, конкретно американская, шире — вообще мировая. И это прекрасно. Литература не стоит на месте, не замыкается внутри себя, не аристократизируется, а, наоборот, расширяется. Усиливается относительно молодыми жанрами. А кто старейший, мудрейший, прекраснейший в песенной поэзии, кто самый умелый и заслуженный? Конечно же Дилан.

Гасан Гусейнов на Постнауке добавляет политоты. Но это ладно. В Новой газете вообще какую-то лютую хуиту написали, я себе лицо фейспалмами отбил.
запись создана: 13.10.2016 в 19:52

@темы: поэзия, ссылки

16:47 

Постмодерн подсмотрен
Ну что ж, по поводу спецвыпуска Воплей и учебника "Поэзия" (я его ещё не дочитал, есличо).

Вот сам Спецвыпуск. Чтобы почитать текст, надо нажимать на изображение книжки, появится анимированная имитация журнала, ахуеть как интересно, из-за этого говна я не мог читать с телефона.

Так что же говорят по поводу "Поэзии" уважаемые авторы Воплей во главе со старым недругом Кузьмина Шайтановым? Текст под мемасиком


@темы: ссылки, поэзия, литвед

09:57 

Постмодерн подсмотрен
Чот забыл

В очередном номере кольтовских "Разногласий" рассуждают о Художнике.

Глеб Напреенко о взаимоотношениях художника и Другого

Автор рассматривает различные художественные стратегии или, скорее, модусы художественности как различные виды взаимоотношений Художника и Другого, который этого художника признаёт таковым или не признаёт. Напреенко выделяет четыре вида взаимоотношений, от простого к сложному (схематично и грубо, но достаточно для того, чтобы их можно было использовать при случае):

1. Признание в качестве искусства объектов, которые не были созданы художником, т.е., объекты природы: узоры на окнах, молекула ДНК и прочее такое, что может так или иначе быть названо прекрасным. В данном случае некая "художественность" есть не более чем фигура речи, место художника заменяет восприятие объекта Другим (который в этом случае, наверное, даже не совсем Другой, поскольку субъект художественности отсутствует, есть только субъект восприятия, Другой совпадает с художником, выявляя прекрасное там, где оно не было задумано как прекрасное, возникает что-то вроде жеста редимейд, низведённого на уровень обыденности).

2. Художественный акт, возникающий как бы в целях хобби, этакая графомания, если привести говорить более общо о примере Напреенко (у него речь о художнике-психотике, для которого Другой находится в его собственной голове: В случае психотика, рисующего в стол однообразные серии картинок, Другой вписан в его возобновляемую продукцию — такой психотик постоянно конструирует воображаемого Другого сам внутри себя и внутри своего искусства, подражая некоему однажды найденному способу производства образов. Искусство здесь выполняет древнюю функцию повторяемого ритуала, скрепляющего мироздание, запускающего вновь и вновь круговорот жизни и предотвращающего его срыв и катастрофу. Дальнейшее возможное признание такого художника "настоящим" Другим (институциями признания), вписывание его в систему (ар-брют) — дело уже другое и не связанное со стратегией самого художника.

3. Другое дело "салонные художники", у них стратегия обратная: они изначально стремятся к признанию своего художества необходимыми институциями, встроиться в нужную систему. Их Другой — благосклонный зритель и критик. Салонный (или академический) художник вступает в отношения с Другим через требование и его исполнение — например, через требование исполнить пожелание заказчика или требование мастерства, соответствие которому, как предполагается, должно гарантированно приводить к успеху и признанию.

4. И, разумеется, в системе Напреенко самый сложный уровень взаимоотношений — у современного ( "радикального", как он его называет) художника. "Радикальный" художник прямо идёт на конфликт с Другим, требуя от него как бы непризнания, нарушает установленные институциями рамки искусства, хорошо о них зная. Жест такого художника сознателен и несёт определённые смыслы. Радикальный художник, идя навстречу отказу Другого в признании его настоящим художником, совершает нечто, подобное тому, что Лакан описывает как сугубо человеческую способность «притворяться, что притворяешься», — ведь именно через отказ в признании такой автор получает возможность быть художником. Природа ни на что подобное не способна — молекула ДНК не содержит в себе никакого вопроса Другому. Что не отменяет того, что ученый способен эту молекулу прочесть и ей восхититься, как и вообще «книгой природы», которая не знает, что себя пишет, — не знает о собственном знании, пока не появляется человек. <...>жест радикального художника скорее можно назвать антиритуалом — пропуском или поломкой на том месте, где ожидают повторения. Такой срыв повторения выводит на сцену искусства акт высказывания как проблему. Напротив, психотик и его искусство полностью погружены в язык — но язык как текст, как систему значений, в которой акты высказывания теряются и не прочитываются. <...> Радикальный художник пытается (обычно безуспешно) выпрыгнуть за границы соответствия и гарантированных эффектов, установив с Другим более игривые отношения — отношения, в которых стоит вопрос о желании, а не только о требовании. Такой вид взаимоотношений сложен также и потому, что сочетает в себе и перерабатывает три предыдущих и без них не существует. Это такая надстройка-надстройка, художественная рефлексия над искусством.

Далее Напреенко эту классификацию использует для обоснования различных подходов к пониманию искусства.

Елена Петровская об искусстве, художнике и эстетике в современном мире.

А вот ещё с Сигмы три ответа на старый беньяминовский вопрос о том, что делать с произведением искусства в эпоху воспроизводимости:

Бедные шедевры

Меж тем я разобрался, как читать тексты на сайте ВопЛит, какая же там ебанутая система, они и вправду мудаки. А также в ЖЗ появился свежий НЛО, в общем, есь чо почитать)

@темы: арт, ссылки

15:12 

Постмодерн подсмотрен
Дюшан и талибы: гносеология против онтологии

Помнится, после вандальских акций иглы в Дамаске Гройс сравнивал их с авангардом: единый пафос разрушения старого мира и возведения нового, только там, где авангард обходился риторикой, делал своё дело в символическом поле, игловцы поступают радикальнее (опустим здесь очевидные различия проектов на всех уровнях). Или вспомнить, например, возможность рассматривать 9/11 как масштабную акцию, первую ласточку противодействия постмодерну.

Но критика капитализма и постмодерна бывает не только правой. Сам автор статьи вспоминает Ги Дебора, а ведь именно его можно назвать отцом акционизма. Сегодня акционизм чаще всего подразумевается как "левостороннее" движение. То, что акционизм является реакцией на постмодернизм — мысль довольно известная. Кроме того, перформативное искусство в целом можно назвать альтернативой тому "накопительному", капиталистическому искусству, которое критикует автор статьи. Когда искусством становятся не вещи, которые можно купить и копить, а некоторое действие или атмосфера, которые исчезают, искусство может в той или иной степени выйти из капиталистических отношений (не совсем, конечно, на перформансах можно зарабатывать, как и на концертах, например, да и консервативная музейная докса, в рамках которой до сих пор установлена, хоть и слегка расшатана, система ценностей в искусстве, тоже принадлежит миру материальных ценностей). Тем не менее, и на этом можно паразитировать (Павленский-бургер, ога), потому что так или иначе искусство должно оставаться на сцене Спектакля, чтобы доносить смыслы до человечества, вне спектакля сегодня это очень проблематично. Вне Спектакля можно быть, если решить вопрос "зачем искусство" в пользу того, что искусство для художника/ группы художников ("Коллективные действия" были в своё время нонспектакулярны) / художника и Б-га, а не для человечества (которое просто его профанирует). У каждого выбора есть свои плюсы и минусы, чо. Но альтернатива есть, даже если её профанируют и включают в Спектакль, её можно очистить и использовать как "тру".

@темы: арт, ссылки

23:10 

Постмодерн подсмотрен
Тут в паблике "Под корень" опубликовали очень интересную и грустную историю про челябинского деревенского андрогина и трансвестита Фёдора-Ларису Леонтьев(у). История яркая, личность интересная, язык, как водится в паблике, вкусный, но к тому же я вспомнил вот что. Лет эдак 5 назад отправили меня в составе целой делегации от нашей литошки в Коркино на некий поэтический "фестиваль" с унылым названием типа "Уральская лира" или вроде того (призами там были пластмассовые лирки с половину ладони где-то, вставленные в кусок мрамора, и распечатанные на ксероксе бумажки, называемые дипломами). До своего выхода я сидел в зале и вместе с одной девчонкой, поехавшей туда от газеты, в основном угорал над выступавшими. Как-то вышел покурить, а когда вернулся, увидел на сцене странного человека. Вроде как она (мне кажется, это местоимение больше подходит) была в платье и накрашена, но что-то было в её образе не то, что-то выдавало мужчину. Лицо ли или телосложение. Голос был высоким, писклявым. Стихи — от женского лица, но в целом я их не запомнил, какая-то банальщина. "Это мужчина или женщина?" — спросил я у девчонки. "Вроде бы сказали, что это Фёдор", — ответила она. В общем, мы были в недоумении.
И, кажется, только сейчас я узнал, кто это был. Хоть автор поста и не упоминает о том, что Лариса писала стихи, но имя совпадает, да и внешне человек на фото в посте похож на того человека.

Но реально мне там понравились стихи только одного человека. Он тоже был не совсем обычным. Это был сухой, весьма пожилой мужик, похожий на Холина. Он то ли не имел голосовых связок, то ли с горлом что было, но голос у него был каким-то жутковато глухим, словно из-под земли. И вот таким голосом он читал энергичные верлибры, что-то близкое летовской поэтике, вводящее в какой-то транс, резонирующее где-то внутри. Это был единственный человек, которому я аплодировал, причём стоя. Места ему не дали, но вроде как-то по особому отметили всё же. Однако настоящая поэзия была лишь у него. Вот бы узнать, кто это и можно ли где найти его стихи. Впрочем, если ещё как-нибудь загляну к нам в лито, попробую спросить про него, мож знают.

@темы: ссылки, поэзия, дыбр, Вконтакте, IRL

15:45 

Постмодерн подсмотрен
У Дмитрия Кузьмина бомбит от спецвыпуска ВопЛит, посвящённого разъёбу учебника "Поэзия", ЧСХ, он упирает на политику, а не по существу претензий. Ну что ж, я смиренно жду выпуск на ЖЗ, чувствую, читать будет вкусно) У меня и самого особого восторга учебник не вызвал, несмотря на огромное уважение к его авторам, он оказался сыроватым, во многом банальным и упрощённым. Безусловный плюс — включение современной поэзии в примеры, это в чём-то помогает её понять. Иногда. Не у всех есть талант Гаспарова объяснять простым языком пиздецки сложные вещи. Статьи часто проигрывают на фоне собственно поэзии. Жаль, проект действительно амбициозный, а горящие жёппы академических филологов — тоже интересное зрелище)
На затравку, пока ВопЛит не появился в сети, есть статья из Prosōdia 2016, 5 чисто об одной из проблем как учебника "Поэзия", так и современного литературоведения в целом: проблеме образа. Не школьном понимании "образов" как неких денотатов текста, а, эммм, более широкого, метафизического штоле понимания, для меня это несколько сложна, поскольку я немного из других, я всё-таки по своим воззрениям конструктивист, мне были бы понятнее структуралистские выкладки.

@темы: ссылки, литвед

15:24 

Постмодерн подсмотрен
Кольта + журнал Разногласия = это обычно штуки, написанные каким-то диким сложным языком, где порой сложно отличить что-то осмысленное с водой и понтами. Но вот в этом разделе вышло несколько годных статей о гендере (и, возможно, выйдут ещё), одна из которых написана прям очень просто и понятно, и говорится в ней об очень интересных (хотя в среде шарящих, наверно, известных) вещах: • Российская гомофобия: история производства. То есть, главные тезисы известны, но артикулировать их ещё и ещё раз полезно, даже необходимо, да ещё и поддержать аргументами. Во-первых, это тезис о том, что т.н. "либеральная" оппозиция мало отличается от т.н. "пропутинцев" в вопросах гендерной и сексуальной идентичностей. И там, и там риторика несёт оттенок патриархальности и гомофобии. Это сходство на глубинном уровне, это игра на одной доске-доксе. Второй тезис — это как бы причина первого: такая докса сложилась в сталинское время и практически не пересматривалась. Вот в статье и рассказывается о том, как конструировался гомофобный дискурс. В основе лежит перевод сексуальности из сферы удовольствия в сферу власти и наказания. Дальнейший шаг в подобной конструкции — это искоренение личного, субъективного, искоренение "я", которое, по мнению автора статьи, наше общество так и не обрело, до сих пор обращаясь к каким-то универсальным мифам о "всех" или "большинстве".

И до кучи пара статей о queer оттуда же:

Что же такое фаллос — два психоаналитика рассуждают о фаллосе в понимании Фрейда и Лакана, причём первый большую часть несёт какую-то ахинею) зато у второго есть годные мысли о фанфикшне.

Квир как глагол. Квир как утопия. Квир как язык — ну тут как бы диалог художниц о проблемах квира, в частности, почему квир в искусстве норм, а вот в политике проблематичен.

@темы: ссылки

23:47 

Постмодерн подсмотрен
В НЗ вышла статья Кирилла Кобрина • Советский гараж: история, гендер и меланхолия, ну или как статья, больше похожа на колонку (рядом с НЛО-шными статьями, например), довольно короткая, кроме того, в блоке других текстов скорее эссеичной природы, объединённых темой психогеографии. Но про Индию и Францию читать мне скучно, а вот гаражи вызывают прямой отклик как часть моего личного опыта. Гараж был (и есть) у нас, когда мы жили в Захолусте (в деревне тоже был, но рядом с домом, в деревне вообще всё иначе), гараж есть и у семьи Алины, более того, как я понял, её отец проводил там много времени, занимаясь не только машиной, но и всякими другими "мужскими" рукоделиями, ну, и выпивал с соседями по гаражу, разумеется, т.е. с типажом Кобрин не спиздел. Ну и вообще, тот гендерный расклад, о котором он пишет — довольно общее место в современных попытках исследований совецкой повседневности (во всяком случае я об этом читал не в одной статье, на том же НЛО). Вторая же часть выглядит более вымученной и водянистой, с какими-то риторическими финтами и проч. Кроме того, я не совсем согласен с тем, что гаражи не могут стать эстетическим явлением, ведь они уже давно таковым являются, например, вспомнить эстетику паблика "Русская смерть" : что ещё может так хорошо её передать, как "ржавые железные коробки, битком набитые старой рухлядью"? Да, автор сделал связку с эстетикой меланхолии, но меланхолия гаражей возникает не столько от их "природности", сколько от некоего временного разрыва и сопутствующей ностальгии (порой мнимой, мифической), хотя и природность тоже важный элемент "эстетики ебеней".

Ну и до кучи оттуда же: • Средневековые песочницы: медиевализм в компьютерных играх начала XXI века : взгляд медиевиста на средневековый антураж в играх, собсна. Медиевализм если чо — это современные представления (как научные, так и популярные) о Средневековье.

@темы: ссылки

17:17 

Постмодерн подсмотрен
Ну, и с НЛО статьи, как обычно. На этот раз о двух прекрасных людях, работы которых на меня во многом повлияли. Это Лотман и Гаспаров.

Лотман подготовил меня ко встрече с французскими постстр. и вообще прекрасно сформировал на своём особом языке понимание о тексте и его восприятии. Всё, что я потом находил про текст у французов, прекрасно соотносилось с лотмановской базой, разве что выражено было на других языках. Более того, антигерменевтические тезисы и вся "эротика искусства" также органично произрастали из этого базиса (есличо я щас не о исторических соответствиях, а о личном восприятии, о формировании определённого понимания текста у меня лично). И вот эта статья очень в тему пришлась, например

Юрий Лотман о тексте: Идеи, проблемы, перспективы

Там рассказывается о том, как со временем менялось понимание Лотманом текста, точнее даже, как менялись языки выражения этого понимания, от структурализма 60-х до особой лотмановской версии постстр в "Культуре и взрыве". Статья не из простых, бывают там довольно зубодробительные периоды, количество повторений слов "текст" и "функция" зашкаливает и вообще её потихоньку лучше читать.

пара цитат

Лотман об Эйзенштейне

Не такая обширная и теоретическая статья, но тем не менее оттуда можно почерпнуть кое-что о вкусах Лотмана в искусстве. А вот эту статью: • Лотман о эпохе декабристов я читать не стал, потому что меня эта эпоха не привлекает никак, но вдруг кому интересно.

У Михаила Гаспарова я учился стиховеду. Его уровень понимания и разбора поэзии — недосягаемая вершина, к которой, однако, похвально стремиться. У него есть чему поучиться в плане разбора стихов, очень многое я перенял от него, часто работаю по его схеме, правда, не люблю записывать всю эту унылую техническую часть, для меня это скорее леса, которые должны быть удалены по завершению постройки (на самом деле это от лени). Много почерпнул у него вещей касаемо ритмики и метрики стихов, в том числе удобную цифровую запись размеров. Ещё у Гаспарова был особый талант пересказывать суть стихотворений, которым я восхищаюсь. Читать разборы Гаспарова — особое удовольствие. Тем более когда это разборы Мандельштама.

Михаил Гаспаров и «Мандельштамовская энциклопедия»

Эта статья Павла Нерлера о вкладе Гаспарова в мандельштамоведение, а в приложении к ней есть разборы Гаспарова 4 стихотворений Мандельштама, в том числе такого сложного и особого стихотворения как "Нашедший подкову". Какой бы тёмной ни была поэтика Мандельштама, Гаспаров сумеет её осветить)

Гаспаров о Шкапской

А вот тут я ждал хоть пары слов о мнимой прозе и отношении Гаспарова к ней, но нихуя. Вообще. Только письма о биографии Шкапской да несколько довольно унылых стихов. А ведь, помню, когда в графоманских интернетах набирала обороты мнимая проза, отсылка к Гаспарову и его упоминаниям о Шкапской была чуть ли не единственным способом легитимировать этот формат (как я уже писал (хотя, наверное, не здесь), у Шкапской мнимая проза была несколько иной графически, она не делилась, как нынешняя, на абзацы, а представляла собой как бы вытянутые в строку четверостишия, графически отделённые друг от друга). Лишь одно упоминание об этом: О стихе Шкапской, конечно, нельзя не упо­мянуть в любом очерке ее поэзии, но, вероятно, лишь в плане семантики метров (и семантики графики, в частности тут кормиловский материал): экспериментами она не занималась. Скучно как-то.

@темы: литвед, ссылки

Re-Vision

главная