Visioner
Постмодерн подсмотрен
Пересматривал каноническую тетралогию про Чужих, и в четвёртой части возрождённая Рипли мне стала кого-то напоминать. Бедная эмоциональность, замороженность, тупое выражение лица, чёрные мышиные глазки... Это же Белла в исполнении Кристен Стюарт!

Ну а что. История Сумерек — это история о том, как Чужой становится Своим, не представляет больше опасности, а тотальная война против/из-за него сменяется каким-никаким миром.

Хотели того многочисленные авторы обоих сериалов или нет, а их фильмы яро полемизируют друг с другом, начиная от историй создания и заканчивая скрытыми пропагандистскими интенциями. И делают они это через общий сюжетный ход: героиня рожает НЁХ, умирает и воскресает, становясь при этом сама полу-НЁХ.

Что происходит с Рипли? Она, оказавшись беременной НЁХ, противится этому, а также идёт против Компании, которая заинтересована в рождении НЁХ. Рипли обрекает себя на смерть, чтобы не родить. Но её воскрешают. Она рожает, а сама при этом становится получеловеком, приобретает нехуёвые способности и теряет много из эмоционального спектра. Тем не менее, она находит в себе силы убить своего отпрыска, чтобы спасти Землю. Взамен она получает саму Землю — это венец всего сериала.

Что поисходит с Беллой? Оказавшись беременной НЁХ, она собирается рожать и противится своим друзьям, которые её от этого отговаривают. Белла обрекает себя на смерть, чтобы родить. Но её воскрешают. Она сама становится НЁХ с кучей нехуёвых бонусов и огромной силой. Дочь Беллы не угрожает ни людям, ни вампирам, и вся семья Калленов доказывает это (впрочем, вклад Беллы в это практически никакой, фактически всех спасла Элис). В итоге они получают мир и любовь на всю вечность — и вот такой венец сериала.

Кто такая Рипли? Эмансипированная, сильная женщина, которая не смогла стать матерью, что насмешливо выражено в сюжете: она либо находит себе в дочери сироту, либо рожает НЁХ; она уничтожает сначала мать ксеноморфов и её кладку, потом теряет Нют, потом уничтожает собственных отпрысков. Это героическая жертва во спасение человечества.

Кто такая Белла? Романтическая барышня, мечтающая жить с любимым вечно, родить ребёнка, несмотря ни на какие жертвы, и защитить его, сохранить его жизнь также любой ценой. Чтобы это воспринималось в положительном ключе, и был создан образ безопасного для людей существа Ренесми. Если Белле подкинуть ксеноморфа — пиздец Земле. Если Рипли подкинуть Ренесми, будет счастливая женщина-герой и мать. Но каждая получила того НЁХ, который лучше всего раскроет образ героини и содержание фильма.

А самое интересное — это истории создания сериалов, которые внезапно соответствуют их настроениям. Тетралогию Чужих снимали долго и проблематично, переписывали сценарии по десять раз, отбрасывая неудовлетворительные или невозможные для экранизации, история сериала полна альтернативных черновых сюжетов, и это просто удивительно, что в итоге получилась относительно цельная история с добротной композицией. Прежде всего выходили фильмы, а уже потом сценарии новеллизировались. Весь этот пиздец соответствует атмосфере фильмов, где тон задают настроения разобщения, безысходности и ксенофобии, где окружающая среда враждебна — пустой космос и закрытые пространства.

Сумерки же снимались на готовой литературной основе, имели довольно цельный основательный сценарий, выходили гладко каждый год — и это всё резонирует с уютной атмосферой любовной саги, полной любви (простите за тавтологию), миролюбия и толерантности. Концовка Рассвета — блестящая иллюстрация того, как враги удержались от столкновения и сохранили мир и жизни своих союзников, но до того, как зритель это осознал, он успел ужаснуться смертям своих знакомых героев — и тем сильнее играет на эмоциях зрителя финал.

Окончательно одомашнивая вампира, Сумерки одомашнивают Чужого в принципе — ведь когда-то и вампир был такой же бездумной машиной для убийства, как ксеноморф. В этом большой вклад метатекста Сумерек (как кинематографического, так и литературного) в масскульт (что, видимо, и послужило причиной эпигонства, паразитирующего на теме Сумерек), в то время как ксенофобия Чужого — штука уже довольно архаичная для современности.

@темы: размышления, кинцо, "...а мы смеёмся"