17:17 

Visioner
Постмодерн подсмотрен
Ну, и с НЛО статьи, как обычно. На этот раз о двух прекрасных людях, работы которых на меня во многом повлияли. Это Лотман и Гаспаров.

Лотман подготовил меня ко встрече с французскими постстр. и вообще прекрасно сформировал на своём особом языке понимание о тексте и его восприятии. Всё, что я потом находил про текст у французов, прекрасно соотносилось с лотмановской базой, разве что выражено было на других языках. Более того, антигерменевтические тезисы и вся "эротика искусства" также органично произрастали из этого базиса (есличо я щас не о исторических соответствиях, а о личном восприятии, о формировании определённого понимания текста у меня лично). И вот эта статья очень в тему пришлась, например

Юрий Лотман о тексте: Идеи, проблемы, перспективы

Там рассказывается о том, как со временем менялось понимание Лотманом текста, точнее даже, как менялись языки выражения этого понимания, от структурализма 60-х до особой лотмановской версии постстр в "Культуре и взрыве". Статья не из простых, бывают там довольно зубодробительные периоды, количество повторений слов "текст" и "функция" зашкаливает и вообще её потихоньку лучше читать.

Если связь Лотмана с французами довольно легко находится, то за связь с телесниками можно пояснить через понимание связи между текстом и сознанием. Лотман выделяет два вида сознания, если переводить с его языка, то можно сказать, что первый вид сознания — рациональный, а второй как бы телесный: …В рамках одного сознания наличествуют как бы два сознания. Одно оперирует дискретной системой кодирования и образует тексты, складывающиеся как линейные цепочки соединенных сегментов. В этом случае основным носителем значения является сегмент (= знак), а цепочка сегментов (= текст) вторична, значение ее производно от значения знаков. Во втором случае текст первичен. Он является носителем основного значения. По своей природе он не дискретен, а континуален. Смысл его не организуется ни линейной, ни временнóй последовательностью, а «размазан» в n-мерном семантическом пространстве данного текста (полотна картины, сцены, экрана, ритуального действа, общественного поведения или сна). В текстах этого типа именно текст является носителем значения. Выделение составляющих его знаков бывает затруднительно и порой носит искусственный характер

То есть, вот это континуальное сознание с первичным текстом и размазанным по нему смыслом очень похоже на телесное, эротическое восприятие. При этом оно не совсем уж противоречит интерпретации, просто к ней нужен особый, синтезирующий подход.

А вот, например, о ризоматичности интерпретационного поля: Инвариантом всех этих систем будет биполярная структура, на одном полюсе которой помещен генератор недискретных текстов, а на другом полюсе — дискретных. На выходе системы эти тексты смешиваются, образуя единый многослойный текст с многообразными внутренними переплетениями взаимно не переводимых кодов. Пропуская через эту систему какой-либо текст, мы получим лавинообразное самовозрастание смыслов (несмотря на, казалось бы, довольно механицистское понимание Скриптора как биполярной структуры, "самовозрастающий Логос" хорошо соотносится с ризомой, то есть само поле — это то, что получается на выходе из системы).

Лотман об Эйзенштейне

Не такая обширная и теоретическая статья, но тем не менее оттуда можно почерпнуть кое-что о вкусах Лотмана в искусстве. А вот эту статью: • Лотман о эпохе декабристов я читать не стал, потому что меня эта эпоха не привлекает никак, но вдруг кому интересно.

У Михаила Гаспарова я учился стиховеду. Его уровень понимания и разбора поэзии — недосягаемая вершина, к которой, однако, похвально стремиться. У него есть чему поучиться в плане разбора стихов, очень многое я перенял от него, часто работаю по его схеме, правда, не люблю записывать всю эту унылую техническую часть, для меня это скорее леса, которые должны быть удалены по завершению постройки (на самом деле это от лени). Много почерпнул у него вещей касаемо ритмики и метрики стихов, в том числе удобную цифровую запись размеров. Ещё у Гаспарова был особый талант пересказывать суть стихотворений, которым я восхищаюсь. Читать разборы Гаспарова — особое удовольствие. Тем более когда это разборы Мандельштама.

Михаил Гаспаров и «Мандельштамовская энциклопедия»

Эта статья Павла Нерлера о вкладе Гаспарова в мандельштамоведение, а в приложении к ней есть разборы Гаспарова 4 стихотворений Мандельштама, в том числе такого сложного и особого стихотворения как "Нашедший подкову". Какой бы тёмной ни была поэтика Мандельштама, Гаспаров сумеет её осветить)

Гаспаров о Шкапской

А вот тут я ждал хоть пары слов о мнимой прозе и отношении Гаспарова к ней, но нихуя. Вообще. Только письма о биографии Шкапской да несколько довольно унылых стихов. А ведь, помню, когда в графоманских интернетах набирала обороты мнимая проза, отсылка к Гаспарову и его упоминаниям о Шкапской была чуть ли не единственным способом легитимировать этот формат (как я уже писал (хотя, наверное, не здесь), у Шкапской мнимая проза была несколько иной графически, она не делилась, как нынешняя, на абзацы, а представляла собой как бы вытянутые в строку четверостишия, графически отделённые друг от друга). Лишь одно упоминание об этом: О стихе Шкапской, конечно, нельзя не упо­мянуть в любом очерке ее поэзии, но, вероятно, лишь в плане семантики метров (и семантики графики, в частности тут кормиловский материал): экспериментами она не занималась. Скучно как-то.

@темы: литвед, ссылки

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Re-Vision

главная