Visioner
Постмодерн подсмотрен
Из № 143 НЛО. О коллективных бессознательных страхах советских людей перед вещами.

Опасные знаки и советские вещи

Очень занимательная история "гиперсемиотизации" обыденных вещей в 30-е годы. Гиперсемиотизация — это вычитывание каких-то знаков там, где их нет. Ну, всем знакомы всякие коды Да Винчи и прочая конспирологическая чепуха. Вот в статье рассказывается о том, как вся эта чепуха в своё время рассматривалась властями СССР на полном серьёзе: в маслобойках находили свастики, в рисунках и узорах — призывы к свержению власти, а на спичечных этикетках — профиль Троцкого.



В статье есть меткое сравнение подобного поведения людей с отношением крестьян к "адописным иконам". Символическое и там, и там оказывается важнее реального. И ещё: власть, создав прецеденты гиперсемиотизации, потеряла в итоге над ней контроль, за пристальное вычитывание вражеских знаков принялся народ, что создало для власти проблему.

Фактически мы имеем дело с трехсоставным процессом. На идеологическом уровне, породив «фантом право-левой оппозиции», советская власть создала себе модель врага, не имеющего ни конкретного образа, ни единой программы, ни однозначных примет в какой бы то ни было области – и, по ее собственным словам, врага скрытого. Советский сатана был невидим, находился везде и занимался всем. Попытки цензуры на уровне текстов отследить его деятельность через оставляемые знаки породили ситуацию, когда объектом символической порчи мог оказаться любой предмет окружающей действительности (от домов до спичек) и в любом сочетании. Настоятельная необходимость выделить, опознать и прочесть несуществующее антисоветское сообщение на уровнях идеологии и цензуры столкнулась с третьим уровнем интерпретации, где текст «прочитывался» в вернакулярной среде с помощью фольклорных механизмов, что способствовало появлению множества ненужных советской власти антисоветских сообщений и буквальному впечатыванию их в предметы быта.

Чужие отравленные вещи

А это про страхи перед публичными и иностранными вещами. Там можно найти охуительные истории про лезвия в жвачках, сифилис на помаде, вшей на джинсах и негров, моющих члены в стаканах газировочных автоматов.

Три черных «Волги»: Молчание и страх в советских городских легендах

И, наконец, страхи перед властью. Вполне конкретный страх перед чёрным воронками трансформировался в детскую страшилку про чёрную Волгу с номером ССД (Смерть Советским Детям) и странными маньяками внутри.



За гранью стакана: Идеальные вещи в постсоветской «советской утопии»

И бонусом: про утопическое восприятие советских вещей в постсоветское время на примере городских легенд о гранёном стакане.

@темы: ссылки